О сне

О сне

Полученные данные говорят о недостаточности активирующих десинхронизирующих систем со сдвигом баланса в сторону синхронизации с гиперпродукцией ПА. При этом очевидно, происходит реорганизация информационных процессов, протекающих во сне, и из-за дефицита ФПС переработка личностно значимой эмоционально насыщенной информации перемещается в ФМС (судя по данным ЭМГ, БДГ, КГР). Изменяется и смысловая структура информации, перерабатываемая в сновидениях. Она становится более эмоционально насыщенной и более парадоксальной по образам, ситуациям и связям элементов, причем структура и направленность корреляционных связей между элементами сновидений здорового и больного с диэнцефально-лимбической патологией существенно различны (А. Г. Лещенко). Следует отметить, что изменения организации сна с «расщеплением» полиграфической структуры сна (диссоциация ЭЭГ, ЭМГ, К ГР, БДР и их несоответствие фазам сна) весьма напоминает своеобразные пароксизмальные психовегетативные феномены патологической интеграции-дезинтеграции, характерные для диэнцефально-лимбической патологии (А. Г. Лещенко, А. М. Вейн и др.). Эти полиграфические и ЭЭГ данные могут свидетельствовать в пользу гипотезы (А. Г. Лещенко, 1972, 1973, 1974) о том, что при указанном выше характере патологии многие клинические психосоматические неврозоподобные феномены интегративного типа формируются с участием закономерностей, характерных для организации процессов сна и сновидений. Эта гипотеза подкрепляется статистическими исследованиями корреляций между симптомами

Исследования холинэстеразы в цельной крови показали, что падение ее активности (24,15±2,9%; п = 77) закономерно сопровождается нарушением психической деятельности больных, при этом активность холинэстеразы в течение всего периода психотических расстройств не превышает 50% нормы.

По современным представлениям, переживаемость центральной нервной системы сохраняется на довольно низких значениях активности холинэстеразы.

По нашим наблюдениям, имеется отчетливая зависимость выживаемости больных от степени снижения АХЭ, тогда как прямой зависимости между уровнем снижения ХЭ и выраженностью психотических расстройств нет. Читать полностью »

Фоновые значения амплитуды этой волны у одного и того же больного варьировали от исследования к исследованию, что говорит об изменении исходных ФС ЦНС. Амплитуда этой волны во время обучения могла, как увеличиваться, так и уменьшаться по сравнению с фоновыми значениями. Так, в 42% случаев она увеличивалась, в 57% случаев уменьшалась и в 1% случаев оставалась неизменной. И то, и другое изменение оказалось достоверным на 5% и 1% уровне по критерию Вилкоксона-Манна-Уитни. Характер изменений интенсивности регулируемых ритмов показал, что в 71% случаев они уменьшались, в 28% случаев – увеличивались и в 1% – изменений не было. Уменьшение интенсивности любого из ритмов оказалось статистически значимым на 5% уровне (по критерию Вилкоксона-Манна-Уитни). Иными словами в 71% случаев управление было успешным, что подтверждают и ранее полученные данные (Н. В. Черниговская, 1978; Мовсисянц с соавт., 1979). Читать полностью »

Полученные данные подтверждают существование сложных взаимосвязей между психопатологическими особенностями депрессий и их биохимическими коррелятами. Разные по выраженности и качественной характеристике ответные реакции на нагрузки L-ДОФА и 5-окситриптофаном в известной мере являются отражением функционального состояния симпатоадреналовой и серотонинергической систем в их отдельных звеньях при разных типах депрессивных состояний и могут быть использованы в качестве критериев прогноза и для выработки терапевтических показаний. Наконец, эти данные могут способствовать созданию биохимической типологии депрессий, допускающей соотнесение с определенными психопатологическими вариантами.

В эксперименте на животных накапливается все больше фактов, подтверждающих важную роль биогенных церебральных моноаминов в регуляции сна. В пользу этого говорит накопление в мозгу во время сна ряда биологически активных веществ – серотонина, ацетилхолина, гаммаминомасляной кислоты. В то же время содержание норадреналина в мозге увеличивается после пробуждения. Согласно концепции М. Жуве (1969), в мозге млекопитающих происходят циклические биохимические колебания от бодрствования, зависящего от определенного состояния восходящей активирующей системы, к медленноволновому сну, который зависит от се-ротонин содержащих нейронов шва, и к фазе быстрого сна, зависящего от норадреналинсо держащих нейронов (locus coeruleus). В результате дальнейших экспериментальных исследований (1977) автор допускает участие серотониновых нейронов в развитии сна и запуске быстрого сна, катехола-минергических и, возможно, холинергических нейронов понто-мезенцефальной ретикулярной формации в регуляции бодрствования и быстрого сна.

Трем группам крыс вводили внутрибрюшинно водный раствор барбамила в дозе 20, 40 и 80 мгкг в течение 23-х, 18-и и 35-и дней соответственно. Морские свинки получали исследуемое вещество в дозе 20 мгкг в течение 21 дня. Кроликов разделили на две группы по 3 в каждой. Кроликам 1-й группы вводили внутрибрюшинно барбамил в дозе 20 мгкг в течение 44 дней. Кролики 2-й группы наряду с барбамилом получали 2 раза в неделю нуредал ингибитор МАО в дозе 50 мгкг.

Для выявления антител к барбамилу в сыворотках животных была использована реакция поглощения комплемента РПК по Худомел с соавт. 1955, 1959 в модификации Н. И. Кузнецовой и Л. А. Гилядовой 1968, 1970. После окончания эксперимента в цельной крови животных определяли серотонин – спектрофлюорометрически Шнайдер с соавт., 1965, в сыворотке крови – активность МАО – спектрофотометрически А. И. Балаклеевский, 1974, в сыворотке и эритроцитах – активность ложной и истинной холин-эстераз – титрованием Э. Ш. Матлина, В. М. Прихожан, 1961. У морских свинок определялась только активность истинной и ложной холинэстераз. В контрольной группе животные получали растворитель. Полученные результаты обрабатывались по критерию И Вилкоксона-Манна-Уитни при р = 0,05.

Исследования показали, что при введении различных доз барбамила специфические антитела образуются неодинаково. Так, в сыворотках крови крыс, получавших в течение 23-х дней барбамил в дозе 20 мгкг, антитела к этому препарату не выявлялись.

Наибольший интерес представляют низкомолекулярные компоненты – пептиды и полипептиды, содержащиеся в ликворе нейрохирургических больных практически всегда и отличающиеся большим количественным и качественным разнообразием. В этой области удается выделить до 8-9 различных пептидных фракций с молекулярной массой от 500 до 5000 и содержащих от 4 до 40 аминокислотных остатков. В настоящее время трудно выявить точные корреляции между появлением в ликворе определенных пептидов и характером поражения определенных структурных или функциональных звеньев нервной системы, однако некоторые предварительные заключения уже можно сделать. Короткие пептиды наиболее часто встречаются у больных с черепно-мозговой травмой и ее последствиями. Отмечено, что количество их резко возрастает впервые дни после любого обширного хирургического вмешательства на черепе и мозге. При опухолевых заболеваниях их количество невелико и значительно уступает количеству белков с умеренно высоким молекулярным весом. Относительно мало коротких пептидов содержится также в ликворе спинальных больных (опухоли и последствия травмы спинного мозга).

В ликворе обследованных больных практически отсутствовали пептиды с молекулярной массой от 10 000 до 30 000. Однако в некоторых случаях мы наблюдали появление пептидной фракции с молекулярной массой~15 000-20 000, совпадающей с появлением в неврологическом статусе больных элементов сенсорной и моторной афазии. Полученные данные представляют значительный интерес и требуют дальнейшего изучения.

В то же время концентрация норадреналина, дофамина, норметанефрина оказалась ниже, чем у здоровых лиц. У больных шизофренией в хронической стадии болезни с преобладанием «минусовой» симптоматики выявлено статистически достоверное снижение экскреции с мочой адреналина, метанефрина р<0,001 и увеличение норметанефрина р.0,01.

У больных, страдающих алкогольными психозами, эти показатели были несколько иного характера: адреналин и дофа были увеличены р<0,02, а норметанефрин – уменьшен. Изучение содержания Т - и В-лимфоцитов в крови, а также сывороточных иммуноглобулинов А, М, G у обследованных групп больных показало следующее: процентное содержание Т-клеток у больных шизофренией было значительно ниже от 32,10±2,189 до 41,0±2,566, чем у здоровых 58,1 ±2,184. В-лимфоциты оказались увеличены только у хронических больных шизофренией – 31,19 ±2,11 у здоровых – 20,15 ± 1,05.

Концентрация всех трех классов иммуноглобулинов у хронических больных шизофренией была выше нормы и достоверно отличалась от здоровых лиц р.0,01. У первично больных шизофренией выше нормы оказались только G иммуноглобулины р0,01. У лиц, страдающих алкогольными психозами, содержание Т-клеток оказалось значительно меньше, чем у больных шизофренией и здоровых 27,80± 1,45; р<0,001 при сравнении со здоровыми. Содержание иммуноглобулинов, а также В-лимфоцитов у больных с алкогольными психозами было в пределах нормы.

Наряду с диффузным снижением пространственной синхронизации биопотенциалов у больных шизофренией (по сравнению с больными психопатией) обнаружено локальное уменьшение количества высоко синхронизированных связей в лобных областях. Это свидетельствует об избирательной функциональной недостаточности этих зон коры при шизофреническом процессе, что может объяснить сходство некоторых патопсихологических проявлений у больных шизофренией с «лобными больными», таких как невозможность оценки своего поведения в целом, разноплановость мышления, случайность ассоциаций, нарушение смысла образования с утратой ориентировочного этапа выполнения сложных действий.

Кроме того, найдено извращение (по уровню пространственной синхронизации) доминантных отношений гемисфер у больных шизофренией по сравнению с больными психопатией и патологическим формированием личности, а также здоровыми испытуемыми (анализ проводился при учете правшества-левшества). Снижение активности левого полушария, лежащее в основе этого извращения, согласно многочисленным данным, касающимся психопатологических проявлений очаговых поражений мозга в свете его функциональной асимметрии, может, по-видимому, лежать в основе таких симптомов шизофрении, как настороженность, бредовая готовность, депрессии, ипохондрия, паралогичность, расторможенность и извращение влечений.

Это позволило выявить среди них частые низкоамплитудные, затушеванные более мощными ритмами в скальповой ЭЭГ.

Применением данной методики нам удалось выявить скрытые частые ритмы не только при органическом поражении подкорково-стволовых структур (при паркинсонизме, летаргическом энцефалите), но и при некоторых психических заболеваниях, в частности при острых реактивных состояниях.

У 120 больных паркинсонизмом отмечалось четкое преобладание по мощности частой активности (с амплитудой 40-50 мкВ, частотой от 32 до 60 Гц) по всем отведениям, причем мощность ее превышала мощность альфа-ритма, равнялась или составляла 85% его мощности. Читать полностью »

На материале изучения больных эпилепсией с психическими нарушениями исследовались структурно-функциональная основа гипермнезий и амнезий и нейрофизиологические корреляты нарушения психосенсорного синтеза.

Исследования основных свойств внимания, а также различных фаз мнестического процесса в разные периоды спонтанного развития болезни обнаружили, что латентный (по отношению к клиническим проявлениям) период формирования пароксизмальных состояний характеризуется вполне определенной для каждого больного и воспроизводимой в сходных состояниях разнонаправленной динамикой различных психических функций. Причём, для каждого больного мозаика активации и подавления различных функциональных систем при, вполне определенной динамике ЭСКоГ, ВП и ПП настолько стереотипна, что по изменениям психических процессов, также как по характеру изменений ВП и ПП, оказывается возможным предсказать приближение клинического пароксизма.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru