Виктор Тутельян: НАД ЛЮДЬМИ ДОВЛЕЕТ Испуг ОТ НЕЗНАНИЯ Трудности

Виктор Тутельян: НАД ЛЮДЬМИ ДОВЛЕЕТ Испуг ОТ НЕЗНАНИЯ Трудности

В настоящее время общество разделилось на приверженцев генно-модифицированных (ГА) продуктов питания и их противников. И в случае если в 1 государствах — США, Канаде, Китае, Австралии, множества европейских странах — общественность с доверием берет на себя свежие технологии получения сельскохозяйственных культур, то в других, к их количеству принадлежит и Россия, к ним, мягко говоря, относятся с увеличенной настороженностью ("пища Франкенштейна"). На чьей стороне истина?

Изучением защищенности генно-инженерно-модифицированных организмов (ГМО) растительного возникновения в нашей стране вплотную промышляют в НИИ питания РАМН. В конце прошлого года вуз в содружестве с категорией популярных научных работников РАН, РАМН и РАСХН выпустил монографию "Генетически измененные информаторы пищи: оценка защищенности и контроль", в коей подробно рассказаны итоги групповых медико-биологических исследований ГМО, прошедших казенную регистрацию в Российской Федерации и допустимых для применения в питании населения. В настоящее время мы разговариваем на данную тему с директором НИИ питания РАМН академиком РАМН Виктором Александровичем ТУТЕЛЬЯНОМ.

— Виктор Александрович, вспоминаю ваше утверждение с трибуны одного из представительных врачебных форумов, сущность которого сводилась к тому, что отвергать в настоящее время мысль генной модификации продуктов питания равносильно тому, как в свое время в СССР подвергли остракизму генетику и кибернетику. Вы и на самом деле считаете генетически измененные информаторы питания эпохальным научным достижением, не представляющим угрозы для самочувствия человека?

— Вероятно, дабы расценить величина в нашей жизни ГМ-продуктов, стоит обратиться к дальнему прошлому. Испокон веков человек, не в надежде на милости природы, выискивал пути увеличения урожайности выращиваемых сельскохозяйственных культур и приспосабливался к свежим видам пищи. Не незамедлительно европейцы обрели завезенные из Свежего Света помидоры, а Петр I немного ли не насильно насаждал чуждый для Российской федерации картофель, в отсутствии которого в настоящее время ни 1 наша семья не обходится. При данном вся непривычная снедь никак на генотип человека не повлияла. Мне имеют все шансы возразить: примеры эти напрямую с контролируемыми генно-инженерными переменами продуктов питания не связаны. Хотя непосредственно желание к наиболее высоким урожаям помаленьку привело человека к переходу от эмпирических поисков нужных природных мутаций в растениях к научно аргументированным направленным их изменениям, обеспечивающим и увеличение продуктивности, и пролонгированность сроков хранения, и придание им некоторых свежих свойств.

В реальное время слишком весомо понимать, что решение трудности повышения производства пищевых продуктов старыми методами уже невозможно. Не взирая на то что за последние 40 лет производство сельскохозяйственной продукции возросло наиболее какими средствами в 2 раза (за счет селекции и модернизирования агрономических подходов), последующий его подъем видится маловероятным. Помимо того, классические сельскохозяйственные технологии не возобновляемы: в течение последних 20 лет человечество потускнело свыше 15% плодородного почвенного слоя. Наконец, немалая часть пригодных к возделыванию территорий уже вовлечена в сельскохозяйственное производство. В следствии этого образовалась надобность в сознательно свежих раскладах к созданию высокопродуктивных агросистем, обеспечивающих существенное увеличение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности скота. Одним из методов решения поставленных задач и считается использование свежайших методов селекции, основанных на высоких прогрессивных технологиях, в частности генной инженерии.

— А как обстоят дела с защищенностью этих видоизмененных растений? Непосредственно это вызывает у населения специальное беспокойство. И разогрело его не настолько давно промелькнувшее известие о запрете во Франции на применение зерна, полученного генно-инженерным способом. В нашей стране отрицательный настрой людей усилило еще и появившееся в Сети интернет утверждение врача биологических наук И. Ермаковой из Вуза высочайшей нервозной работы и нейрофизиологии РАН о зависимости меж употреблением генно-модифицированной сои и самочувствием потомства.

— Уточняю: во Франции не запретили, а пока что заявили мораторий исключительно на выращивание генетически измененных культур. Во всяком случае, в данной стране, как и во всем Европейском союзе, с 2004 года функционирует общий регламент по применению генетически модифицированной еды и кормов. Что прикасается заявления госпожи Ермаковой, то мне не хотелось бы прокомментировать и тем наиболее выделять оценку полученным ею результатам, потому что они не были опубликованы ни в одном из рецензируемых научных журналов.

Хочу впрочем обратить специальное внимание, что исследования по оценке защищенности ГМ-продуктов в эксперименте на лабораторных животных необыкновенно длительны и трудоемки. Например, в нашем вузе начиная с 1998—1999 годов при оценке защищенности ГМО было принято на вооружение наиболее 10 тыс. лабораторных животных, проведено наиболее 120 тыс. лабораторных тестов. При данном не было выявлено ни одного случая негативного влияния ГМО на самочувствие подопытных животных.

— Расскажите, пожалуйста, в легкодоступной форме, что собой предполагают генно-модифицированные продукты.

— Генная инженерия выделяется от классической селекции тем, что она разрешает по заблаговременно намеченному намерению изменять генетическую информацию организмов, в частности растений. При применении классических способов селекции залог получения выискиваемой комбинации генов и, следовательно, желаемого симптома у растения почти что отсутствует. Легче говоря, классический способ напоминает игру в рулетку: процесс сможет длиться десятилетия, прежде какими средствами станет получен лестный результат. Помимо того, способы радиационного и химического мутагенеза, использующиеся в повседневной практике селекционера, ведут к выходу в свет очень большого количества неведомых генетических перестроений. В собственную очередь способы генной инженерии, позволяя передавать 1 или же некоторое количество генов, быстро преумножают многообразие изменяемых признаков, ускоряют процесс получения организмов с установленными свойствами, а также, что слишком важно, облегчают выявление незаданных генетических перемен и их последствий.

В сущности, генетическая инженерия продолжает направление классической селекции по улучшению генотипа хозяйственно значимых культур, действуя при данном наиболее тонкими и точными методами и гораздо сокращая процесс получения растения с установленными признаками. Кстати, широкое применение сего метода в фармацевтической индустрии ни у кого возражений не вызывает. Стоит отметить например, изготавливается бактериальный инсулин, поддерживающий жизнь сотен тыс. пациентов сахарным диабетом.

Но вернемся к генно-инженерно-модифицированным растениям (ГМ-растения). В сельскохозяйственном производстве США, Канады, Австралии, Индии, Китая, Европейского союза, государств Южной Америки и прочих они имеют все больший удельный вес. В 2007 году площади посевов ГМ-культур (сои, кукурузы, хлопка, рапса) в мире составили наиболее 114 млн гектаров. Список овощей и злаков, полученных с поддержкой генно-инженерных методов, непрерывно расширяется. На сегодняшний день в мире зарегистрировано и применяется в питании человека и животных наиболее 100 видов ГМ-культур.

— Как поддерживается в Российской федерации защищенность продуктов, содержащих ГМО?

— Уже почти все годы у нас функционируют законодательная, нормативная и методическая базы, дозволяющие провести оценку защищенности ГМО растительного происхождения, уготованных для применения в пищу. Данная система гораздо наиболее строгая, какими средствами принятая в США, Канаде, Австралии, Японии, государствах Европейского союза, в том числе и строже, какими средствами советует ВОЗ. На земли Российской федерации в реальное время допустимы для применения в питании населения 17 ГМО растительного возникновения (8 видов кукурузы, 4 — картофеля, 1— риса, 1 — сахарной свеклы и 3 линии сои). Причиной для их регистрации явились итоги групповых медико-биологических исследований, проделанных в научно-исследовательских учреждениях Роспотребнадзора, РАМН, РАСХН, РАН.

Кроме того, в следствии конкретного отставания в области введения в практику свежайшей биотехнологии Российская федерация имеет вероятность обращаться к этим пострегистрационного мониторинга, проделанного в странах, уже использующих ГМО в питании населения. Например, за 10 лет производства ГМО в Соединенные штаты было принято на вооружение 500 млн тонн ГМ-сои (только для пищевых целей), в государствах Европейского союза — 50 млн тонн.

Таким образом, решение о казенной регистрации того или же другого ГМО в Российской Федерации базируется на совокупности итогов комплексной медико-биологической оценки их безопасности, послуживших причиной для регистрации в прочих странах, и личных популяционных исследованиях.

— Какая наименьшая доля ГМО обязана находиться в продукте, дабы он относился к группы генно-модифицированных? Имеет ли маркировка отношение к защищенности этой пищи?

— В случае если пищевой продукт имеет наиболее 0,9% ГМО, он подлежит маркировке, в случае если 0,9 и меньше — не подлежит. Притязание вынесения информации о содержании ГМО на этикетку продукта не имеет практически никакого отношения к его безопасности. Это — информация для покупателей в соответствии с законодательством РФ.

— Считаете ли вы важным воплотить в жизнь прогноз рынка прогрессивных продуктов на основе ГМО?

— Да, безусловно. В Российской федерации разработана и непрерывно улучшается система контролирования за оборотом ГМО, коия внедрена в практику Роспотребнадзора, агропромышленного ансамбля страны, таможенной службы и прочих заинтересованных ведомств. Способы контролирования за пищевой продукцией, сделанной из ГМО растительного происхождения, стандартизированы и подтверждены в установленном порядке. К началу 2008 года все территориальные управления Роспотребнадзора имели достаточную приборную и методическую базу, а помимо прочего укомплектованы специалистами, для претворения в жизнь успешного контролирования за обращением ГМО в стране. Исключительно за период 2003— 2007 годов учреждениями системы Роспотребнадзора было проведено наиболее 100 тысяч исследований пищевых продуктов на предмет выявления ГМО.

Таким образом, в Российской Федерации решены сознательно весомые вопросы, дозволяющие применять ГМ-продукцию для пищевых целей: 1) сделаны законодательная, нормативная и методическая базы, регулирующие оценку защищенности и контроль за оборотом ГМО; 2) накоплена научно обоснованная доказательная база недоступности не очень благоприятных результатов для самочувствия человека, то есть защищенности ГМО; 3) обеспечена вероятность контролирования за оборотом данной продукции на продовольственном рынке страны. И еще 1 аргумент в пользу ГМ-продуктов: разве возможно хотя бы на час допустить, что 3 основные отечественные академии — РАН, РАМН и РАСХН — в отсутствии необходимых на то причин заявили последующую исследование фундаментальных и прикладных задач в области генетически измененных источников питания приоритетным и стратегически весомым научным направлением?

— В этом случае, отчего в нашей стране социальное мнение настроено против ГМ-пищи?

— Вероятно, присутствует некоторое количество взаимосвязанных причин. В главном над людьми довлеет испуг от незнания проблемы. Поневоле вспоминаю слова Стефана Цвейга "миром правит мнение". А мнение формируют средства глобальной информации. И довольно было нескольким общественным личностям, с биотехнологией не имеющим дела, во всеуслышание с экрана тв изречь о вреде ГМО, как это стало "долгоиграющей пластинкой". Вот так помаленьку в сознании людей и оседает испуг перед ГМО. И на фоне сего безграмотного многоголосья в высшей степени редко, по крайней мере на моей памяти, звучат концерты ученых, являющихся владельцами гигантским багажом научных прецедентов о перспективности и защищенности применения генно-инженерно-модифицированных продуктов, допустимых для использования в пищу.

— А вы сами в некий мере ощущаете себя в ответе за информационный вакуум около пищевых продуктов, выполненных по суперсовременным технологиям? Нередко ли ваш голос на данную тему раздается в тех ведь средствах глобальной информации?

— Беру на себя упрек. Стараюсь в меру собственных вероятностей повернуть социальное мнение лицом к прогрессу науки.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru