Компания СВАРОГ.

Компания СВАРОГ.

Жан Леон - сказка XX века. Жан Леон (Jean Leon) – один из немногих испанцев, чья судьба стала воплощением американской мечты и легендой Голливуда. Жан Леон – владелец роскошного ресторана «Ла Скала» (La Scala) в фешенебельном районе Лос-Анджелеса Беверли Хиллс (Beverly Hills) - любимого ресторана многих американских президентов, звезд Голливуда и мировых знаменитостей. Jean Leon – марка авторского вина с виноградников, расположенных в Вилафранка дель Пенедес (Vilafranca del Penedes), столице знаменитого винодельческого региона Каталонии Пенедес (D. O. Penedes), всего в часе езды от Барселоны.

Нищий бродяга. Итак, в 1928 году, на севере Испании, в Кантабрии, на берегу Бискайского залива в городе Сантандер, в простой рабочей семье Каррьон родился мальчик, которому дали имя Сеферино. Детство его было трудным и полным лишений. В 1941 году в результате сильнейшего пожара, уничтожившего в Сантандере целые кварталы, семья потеряла крышу над головой. Чтобы не умереть с голоду, им пришлось в поисках работы переехать в Барселону, поскольку в ту эпоху это была одна из немногих процветающих частей Испании. Но несчастья преследовали семью Каррьон и в Барселоне. 1 июля того же 1941 года отец и старший брат Сеферино трагически погибли в водах Средиземного моря: судно, на котором они работали, было ошибочно атаковано торпедой.

К 19-ти годам Сеферино пережил несколько трагедий, но его характер подсказал ему единственный выход в этой отчаянной ситуации: он собрал чемодан, мизерную сумму денег и в поисках лучшей доли отправился в Париж. В Париже удача не улыбнулась ему, и он решил пересечь океан и попытать счастья в Америке. «Зайцем» проникнув на грузовое судно, Сеферино Каррьон высадился в Нью-Йорке и уже через два часа устроился мыть посуду за несколько долларов в день в один из ресторанов рядом с Центральным Парком, а позже нашел работу в фешенебельном Клубе Рокфеллер-Центра за 4-5 долларов в день, что было для него большой удачей. В этом Клубе часто появлялся сам Рокфеллер и многие тогдашние знаменитости.

Опасаясь полицейской облавы на незаконных эмигрантов, Сеферино пересек Америку с востока на запад и оказался в Голливуде. Его потряс этот город, где мечты казались реальностью даже для нищего бродяги, каким он был в то время.

Сеферино Каррьон записался в американскую армию и отправился воевать в Корею. По возвращении, если, конечно, он останется жив, ему был обещан американский паспорт. Через два года он получил новое гражданство, а в паспорте записал себя как Жан Леон, изменив имя, как это было принято среди голливудских звезд.

Фабрика грез. Благодаря счастливому случаю Леону удалось устроиться официантом в легендарный ресторан Голливуда «Вилла Капри», среди хозяев которого были Фрэнк Синатра и знаменитый бейсболист, один из мужей Мэрилин Монро, Джо ди Маджио.

Грандиозный скандал, происшедший 5 ноября 1954 года, спровоцированный двумя последними, существенно повлиял на судьбу нашего героя. По воспоминаниям Жана Леона ситуация была трагикомической. Оставленный Мэрилин Монро Джо ди Маджио, сходивший с ума от ревности, и Фрэнк Синатра зверски выломали дверь в одной из квартир в доме на Беверли Хиллс и кинулись фотографировать находящихся внутри апартамента, сгорая от нетерпения наказать неверную любовницу. Но друзья ошиблись, выломав не ту дверь. В квартире, где, как они думали, находились Мэрилин Монро и Роберт Митчем, жила абсолютно непричастная к любовной истории женщина. Ошибка могла стоить друзьям слишком дорого. Они кинулись наутек. Через 30 минут оба Отелло-неудачника на огромной скорости влетели в ресторан, хохоча и плача от досады. Потрясенная происшедшим невинная жертва опознала взломщиков и вызвала полицию, но работники ресторана, и Жан Леон в том числе, взяли грех на душу и заверили полицейских, что никто не появлялся и они ничего не знают. С тех пор Фрэнк Синатра стал относится к Жану Леону с доверием и особенной симпатией, они стали друзьями, а кроме всего прочего, звезда Голливуда оставлял «на чай» по 100 долларов, что, признаться, в ту пору было для Жана Леона не лишним.

В ресторане «Вилла Капри» Леон познакомился с Джеймсом Дином, Натали Вуд, Грэйс Келли, Джуди Гарленд и многими другими… Все начинающие актеры, ставшие впоследствии знаменитыми, были бедны и не всегда могли заплатить за ужин, но он их угощал иногда одной - двумя пиццами… В любой момент они могли проснуться знаменитыми, поскольку удача приходила именно так, неожиданно. Например, после выхода фильма «В восточном краю рая», за одну ночь, стал знаменитым Джеймс Дин. Они стали большими друзьями с Жаном Леоном, и решили открыть свой собственный ресторан, которому предстояло стать еще более роскошным, чем существующие. Друзья оформили необходимые бумаги для покупки помещения, но судьба распорядилась по-своему: в ту памятную пятницу 1956 года Джеймс Дин привез все необходимые документы и уехал на выходные. В понедельник в 10 часов утра они должны были идти в банк подписывать купчую, но Джеймс Дин скоропостижно скончался, и оформлять заем в $ 3 500 на открытие ресторана в банк пошел один Жан Леон.

Жан Леон смог создать ресторан, в котором себя уютно чувствовали многие звезды Голливуда. Здесь никто не имел зарезервированного стола. Ни Мэрилин Монро, несмотря на свои ежедневные посещения в 5.30, ни Пол Ньюмэн, который приходил в 7.30, ни Грета Гарбо, ни Гари Купер, хотя всем им всегда нравилось сидеть за одним и тем же столом в укромном уголке, где их никто не замечал. В ресторан приходили не искать славы, а ужинать.

Кухня ресторана в своей основе была итальянской. Винная карта была разнообразна и составлена очень грамотно: в ней значились вина всех знаменитых винодельческих регионов Франции, Италии, Испании. Любопытно, что в винной карте второй по цене была бутылка из испанской Риохи. Целых $ 7,5 стоил Marques de Riscal (Маркес де Рискаль), Vina Pomal (Виньа Помаль) стоил $ 6,5. Сегодня в Испании вы можете купить те же вина.

Женщины и смерть. К 60-м годам у Леона сложилась постоянная клиентура, и ни у кого не вызывали удивления ужины, когда за столом, как, например, 20 июля 1960 года, накануне съезда в Лос-Анжелесе Демократической Партии, собрались Джон Кеннеди с братьями Робертом и Эдвардом, Элизабет Тэйлор, Марлон Брандо, Натали Вуд и Роберт Вагнер.

Однажды, вспоминает Жан Леон, Брижит Бардо попросила познакомить ее с Мэрилин Монро и пришла в сопровождении подруги и французского импресарио. Мэрилин отнеслась к Брижит Бардо очень тепло и сердечно. Почти каждый посетитель имел свои привычки и странности: например, Грета Гарбо всегда носила темные очки и шелковый шарф. Наверное, так она пыталась скрыть морщины. Фрэнк Синатра много пи, но его опьянение никогда не было омерзительным, оно было – талантливым. Иногда вечеринки перемещались в дом композитора Джимми Ван Хеусена, в них принимали участие многие начинающие актрисы, ставшие впоследствии знаменитостями. Их Жан Леон развозил по домам, а развлекался Фрэнк Синатра с более зрелыми подругами.

Жан Леон вспоминает, что, хотя он и накрывал столы для банкетов и частных ужинов пяти(!) Президентам Соединенных Штатов, только с Джоном Кеннеди и его братом Робертом у него были дружеские и доверительные отношения. Джон Кеннеди всегда, когда посещал Калифорнию, завтракал, обедал и ужинал только тем, что ему привозил Жан Леон. Последний вспоминает, что Джон Кеннеди всегда хотел останавливаться в доме Синатры, но опубликованные обвинения в связи актера с мафией, советы брата и самого актера не поддаваться на провокации не позволяли делать это, и Президент был вынужден останавливаться в доме Бинга Кросби, где он встречался с Мэрилин Монро. Жан Леон утверждает, что хорошо знал Мэрилин и думает, что, хотя они имела много любовных историй, но по-настоящему любила в разные годы только братьев Кеннеди. В тот памятный вечер 4 августа 1962 г., накануне трагической смерти Мэрилин, он по ее просьбе отвез заказанный ею ужин и увидел в ее доме, который она снимала, помимо секретарши и уборщицы-мексиканки еще одного человека, имя которого, по его выражению, не назовет ни при каких обстоятельствах…

Последний раз Жан Леон провел выходные с Джоном Кеннеди в Калифорнии в сентябре 1963 года, незадолго до убийства. Жан Леон вспоминает, что с Кеннеди они никогда не касались политики, но много говорили о его жизни, о женщинах. Джону очень нравились испанки, «смуглые женщины с большими глазами», которых он открыл для себя в 1937 году, будучи в разгар войны корреспондентом, в то время как его отец был послом в Великобритании.

Больше, чем вино. В 1961 году Жан Леон начал думать о том, что хорошо бы предлагать своим звездным клиентам и исключительное вино с собственным именем. К тому времени экономическое положение уже позволяло ему думать о приобретении виноградников в самых знаменитых винодельческих регионах мира. Конечно, в таких престижных районах, как Бордо или Бургундия, они стоили целое состояние, к тому же выяснилось, что в Бордо купить необходимую площадь виноградников было невозможно. Судьба свела Леона с удивительным человеком – доктором Мейнардом Америном, президентов факультета виноградарства Университета Дэвис Калифорния), который посоветовал ему купить виноградники в Испании, в Каталонии, в районе Пенедес, где еще древние римляне добились успеха в виноделии и где климат для красных сортов винограда чрезвычайно благоприятен. Ко всему прочему, в ту эпоху в Пенедесе цены были намного ниже, чем в Бордо или Бургундии, да и транспортировка не составляла проблемы, поскольку вино в корабельном трюме хорошо переносит дорогу. Вопрос был решен: Пенедес. Жан Леон купил 150 га виноградников, приказал все местные лозы выкорчевать, за бешеные деньги купил саженцы в самых знаменитых шато Бордо и построил на вершине холма среди виноградников здание бодеги по типу все тех же французских шато. По совету Мейнарда Америна Леон предложил должность энолога каталонцу Жаума Ровира, который до сих пор с успехом работает в бодеге. Почти все каталонские виноделы с ужасом и подозрением смотрели на то, что происходило в хозяйстве заокеанского испанца. Все было необычно. Но теперь, по прошествии стольких лет, они вынуждены признать, что Жан Леон был ПЕРВЫМ в Испании, кто посадил благородные ФРАНЦУЗСКИЕ сорта винограда – Каберне Совиньон, Каберне Фран и Шардоне – на испанских виноградниках и таким образом стал первым, кто начал изготавливать на территории Испании вина из классических французских сортов винограда. В 1969 году в бодеге было розлито из бочек по бутылкам первое вино из Каберне Совиньон. Оно стало впоследствии историческим вином Гран Резерва.

Успех вин с каталонских виноградников Жана Леона был налицо. Во время празднования инаугурации Президента Рональда Рейгана в 1980 году для банкета было выбрано красное вино Jean Leon Каберне Совиньон Гран Резерва. Отмеченное многочисленными премиями, в 1993 году оно было выбрано и премировано среди представленных к конкурсу вин как «Лучшее вино мира».

Наконец-то Леон мог предложить своим клиентам, испанским в том числе, среди которых уже были новые знаменитости, такие как певец Пласидо Доминго и Президент Женералитата Каталонии Джорди Пужоль, вино безукоризненного качества и пленительного вкуса, автором которого был он сам. Мечта его жизни стала реальностью.

Эпилог. В 1996 году Жан Леон, уже безнадежно больной раком горла, продал свою бодегу Мигелю Торресу с условием, что тот сохранит марку Jean Leon. Семейная фирма Мигеля Торреса продает эти вина в Испании по доступным ценам: Каберне Совиньон от 10 евро, Резерва от 13 евро. Мерло от 11 евро, Петит Шардоне и Шардоне от 10 евро. Это при том, что на всех виноградниках Jean Leon применяются экологически чистые методы ухода, усложняющие работу и требующие много рабочих рук и внимания. Здесь избегают применять гербициды и пестициды. Весь сбор винограда проводят вручную, тщательно просматривая грозди и оставляя на лозе не полностью созревшие. За ними приходят в следующий раз.

Последние годы жизни Жан Леон провел в одиночестве на своей яхте, бороздя синие просторы морей и прощаясь с миром, в котором он прожил такую интересную жизнь.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru