Бутылка доброй надежды. Чем южноафриканское вино отличается от прочих.

Бутылка доброй надежды. Чем южноафриканское вино отличается от прочих.

Легко рассказывать о национальной кухне. Для начала – можно вспомнить пару-тройку стереотипов. Ну, про миллиард китайцев, которые питаются рисом, или про чехов с пивом, которое они и пьют, и едят…

Потом стереотипы можно развенчать или, наоборот, подтвердить и красочно дополнить. Затем можно привести пару-тройку экзотических названий блюд и со вкусом рассказать, что это такое. С виноделием – та же история. Вот, Франция, например. Что там у нас – во-первых, замки. Само собой, виноградники. Потом – «Три мушкетера». Анжуйское, бордо, что там еще?.. Потом – шампанское. «Вдова Клико». Потом плавно переходим к Парижу, парижанкам, импрессионистам. Потом – коньяк. Для особо привередливых можно вспомнить слово «Кальвадос» - а как же! Не забыть про «изысканный букет», можно рассказать историю про бутылку настоящего и о-очень старого вина, которое довелось попробовать и сказать – «да, это что-то особенное…» А что – неплохо получается. Хотя тут – как повезет. Франция – само собой. У них культура – ого-го, в смысле вина. А вот на Крайнем Севере, например, виноград не растет, так что виноделия там нету. И рассказывать нечего. Ну, да не о том речь. Потому что на повестке дня – Южно-Африканская республика и ее вина.

Тоже хорошая тема, благодатная. Ассоциации: во-первых, апартеид. Нельсон Мандела. Потом – джунгли, львы, слоны и прочие носороги. Хочется сказать «Сахара», но это - в другом месте. Потом – «Капитан Сорвиголова» и буры с англичанами. Еще – алмазные россыпи, кимберлитовые трубы и снова чернокожее большинство, которое наконец победило. Кстати, Патрис Лумумба не оттуда родом? По имени вроде похоже…

А еще людоеды, зулусы, набедренные повязки и танцы у костра всей деревней. М-да, про вино ничего не вспомнилось. Разве что «охотничьи рассказы» - так там все больше виски, причем привозное. Ну так вот: оказывается, виноград в Африке растет. И из него делают настоящее, благородное вино. Это – доказанный факт. Сам видел, и сам пробовал – по случаю. Тут южноафриканцы как раз приезжали, устраивали дегустацию. Много чего рассказали. Во-первых, у юаровского виноделия есть исторически подтвержденный день рождения – 2 февраля 1659 года. Именно в этот день 344 года назад первый губернатор Капской провинции голландец Ян Ван Рибек изготовил первую партию местного вина. Зачем – можно догадаться. Чем еще заняться человеку, сидящему на краю Земли, на мысе ни много ни мало Доброй Надежды, когда общение с прочим миром происходит не чаще раза в месяц, саамы свежим новостям – полгода, кругом жара и куча рабочей силы, которую надо как-то эксплуатировать.

Историки говорят, что сначала дело не очень заладилось. Но пришли французы (а как же без них в таком деле) и исправили ситуацию. А еще лет через 200 освоили процесс холодной ферментации, и тогда, как пишут, началась вообще новая жизнь. Только не спрашивайте, что такое холодная ферментация. Судя по контексту – она необходима для изготовления сухого вина. Потому что до этого африканцы гнали только крепленные и сладкие вина.

Еще южные африканцы говорят, что не боятся экспериментировать, и поэтому их вина отличаются от традиционных продуктов Старого Света. Поэтому у многих юаровских вин присутствует новое, интересное звучание.

Кстати, - о звучании, букете, оттенках, послевкусии, а также о фруктовых тонах и гамме ароматов. Ничего не скажу. Потому что, когда на дегустации тебе про все это объясняют, ты это чувствуешь. Действительно, чудятся тебе и слива, и клубника, и банан, даже стук тамтамов мерещится и дуновение океанского бриза. Говорят – «темное и плотное», смотришь: а ведь и вправду – не то, что предыдущий бокал. Совсем другое дело. Рассказывают про жаркое щедрое солнце, которое растворилось в этом драгоценном продукте, - и становится тепло, вспоминаешь свое самое жаркое лето где-нибудь на юге. А когда не говорят ничего – ничего не чувствуешь. Забыл прислушаться к ощущениям. Главное-то все помнят: красное – к мясу, белое – к рыбе. Нож держат в правой руке. С портвейном – идут в подворотню или в подъезд. А водку пьют залпом.

Конечно, есть люди, которые могут определить на вкус и сорт, и виноградник, и даже «урожай какого года». Но это – когда есть немалый опыт и соответствующая культура. Я же лично смогу разве что отличит каберне от какого-нибудь мерло. Тоже, между прочим, не сразу давалось! А отличить хорошее вино от плохого могу по ценнику: вино за 640 рублей лучше, чем за 127. Наверняка. Ну, а от знающих людей знаю теперь достоверно, что южноамериканские вина действительно в моде. И даже необыкновенно хороши для своей ценовой позиции в 300-400 рублей.

Лидер африканских вин – «Winecorp», у него несколько брендов, из которых самый заметный – «Spier». Главного винодела зовут Франс Смит, у него есть собака, которая пьет вино, изготовленное хозяином. Франс говорит, что его главный принцип – сохранить в вине максимальную фруктовость. Для этого он использует бочки только из французского дуба, выдерживает вино на дрожжевом осадке, а шардоннэ разрешает собирать только рано утром, пока не жарко. Еще Франс говорит, что из уникальных вин у них, в Южной Африке, особенно выделяется «Пикотаж» - это местный сорт винограда. Его настоятельно рекомендуют к острой, пряной пище. К шашлыку, например, - вкус настолько стойкий и мощный, что душистая закуска его не перебивает, и букет можно почувствовать. Как почувствовать? Ну, например, можно сказать себе: «Ого, я чувствую букет!» - и, разумеется, поделиться этим наблюдением с компанией. Это будет стильно и правдиво. Целая тема для неторопливой дружеской беседы. А информацию можно подглядеть на этикетке – там обычно пишут, что должен чувствовать потребитель: вкус какого именно фрукта и тепло какого именно солнца. А если написано, что вино из «настоящего виноматериала», то говорить лучше о погоде. Или еще о чем-то отвлеченном, потому что «букет» в таком случае – понятие отвлеченное. Так что – внимание на этикетку!


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru