Венгерский винодел.

Тибор Гал: «Удивлять критиков – второстепенная задача вина».На вопросы газеты «Сомелье. ru» отвечает знаменитый венгерский винодел Тибор Галл.

История Тибора Гала поистине удивительна. Венгерский винодел, чье имя долгое время ассоциировалось со знаменитым регионом Эгер, оказался баловнем судьбы: он был приглашен на работу в компанию Tenuta del Ornellaia к Лодовико Антинори в Больгери. (Тосканское поместье Tenuta del Ornellaia было основано в 1993 году Николо Инчиза дела Роччетта, производителем знаменитого вина Sassicaia.) Вершиной итальянской карьеры Тибора Гала стал 1998 год, когда его вино заслужило высочайшие оценки мировой критики. Тибору Галу удалось придать бордоскому бленду тосканский характер и вывести Masseto и Ornellaia (вина, ранее известные лишь профессионалам!) на первые позиции в «мировой сотне» лучших вин, выбранных Wine Spectator. Сегодня Тибор Галл – один из самых известных в мире «летающих виноделов»: он связан проектами не только с семьей Антинори, но и с известным коллекционером и энтузиастом вин бароном Александром фон Эссеном, с которым он делает вина в ЮАР. Есть у него и собственный проект в Эгере, который был осуществлен в тесном сотрудничестве с Лодовико Антинори и Николо Инчиза дела Роччетта. В 1998 году Тибору Галлу присвоено звание «Лучший винодел Венгрии».

- Как случилось, что никому не известный венгерский винодел стал автором одного из самых престижных итальянских вин Ornellaia?

- В 1989 году Лодовико Антинори приезжал на охоту в Венгрию. Я в то время был директором предприятия «Эгери вин». Антинори попробовал наши вина, ему понравилось, он пригласил меня в Италию. Я сел в старые «Жигули» и через Австрию отправился с семьей в Тоскану. Я сделал десять урожаев Ornellaia и теперь говорю по-итальянски лучше, чем по-английски, а когда-то я знал на этом языке всего лишь несколько примитивных фраз, знакомых по песням Челентано. Но теперь меня чаще можно встретить в Эгере, где мы с владельцем Sassicaia Николо Инчиза дела Роччетта купили винодельню…

- Не сказала бы, что Эгер – самый модный в мире винный регион. Согласитесь, что в вашей стране Токай или Виллани все же более на слуху. Почему вы сосредоточили свои усилия в Эгере?

- Эгер – это мои корни, край, откуда я родом. Говоря о венгерском виноделии, я бы поостерегся произносить слова о «моде» или о том, что у всех «на слуху» или «на устах»… Об этом говорить слишком рано, ведь лучшие венгерские виноделы только начали всерьез заниматься виноградниками и переоснащением погребов. В конце 60-х в Венгрии под виноградниками были 250000 га, а сейчас только 90000 га. Эти цифры означают, что потенциал нашей страны как винопроизводящей державы утрачен. А ведь она таковой когда-то являлась: перед второй мировой войной Венгрия была третьей в мире по экспорту вин! Чтобы вернуться на современный рынок, многое нужно восстанавливать. Я верю в Венгрию: важно, что это не Новый, а Старый Свет со своим неповторимым стилем виноделия. У нас есть свое Бордо (Виллани), есть Бургундия – это Эгер, в котором можно (и мы с бароном Александром фон Эссеном это доказали!) производить великолепное «Шардонне».

-А «Токай» - это сотерн?

- «Токай» - это «Токай». Это вино с самым большим в мире потенциалом. Верьте мне… Но я не делаю токайские вина, я – эгерский винодел, который поставил перед собой скромную задачу: делать хорошие вина в своем собственном регионе. Для меня очевидно: Эгер – не «страна Каберне». В моем краю делают достойные вина в стиле Роны или Бургундии. У нас неплохо получаются белые вина, что, к примеру, невозможно в Тоскане. В моих планах производство вин – «Шардонне, «Пино Нуар» (оно будет хорошим только через шесть лет), а также вин «Бычья кровь», «Кекфранкош», «Кадарка». Конечно, я понимаю, что местным сортам будет очень трудно бороться с международными, но я очень хорошо знаю, что такое качественное «Каберне Совиньон» и «Мерло», а потому не очень верю в бордосские бленды в Венгрии. Впрочем, я не считаю, что стоит проводить прямые параллели между итальянским, французским и венгерским виноделием – у нас в Венгрии слишком молодые виноградники. Но я верю в то, что в будущем их ждет огромный успех. В конце концов, Ornellaia стала великой после того, как виноградники повзрослели на 16 лет.

- Что вы скажите о возможности создания «супервенгерского» вина?

- Возможно, лет через 5-8 такое вино появится.

- Как бы вы описали свой стиль в виноделии?

- Я делаю вина, которые легко пить молодыми, но которые могут великолепно стареть и улучшаться с годами. Убежден, что вино нужно пить с наслаждением. Удивлять винных критиков – его второстепенная задача. В 1998 году Ornellaia была признана лучшим вином мира, но сейчас его производят в шесть раз больше, чем раньше. Если бы Ornellaia не была хорошим вином, ее бы не пили в таком количестве.

- Многие сейчас жалуются, что вин в мире стали пить меньше. Как заставить людей пить вина?

- Ответ простой: если людям нравится вино, они его покупают и пьют. Вино формирует рынок, а рынок пьет то, к чему у него лежит душа. Смотрите, сколько усилий прилагают чилийцы, австралийцы, чтобы заставить мир пить свое вино. Спору нет, их вина качественные, и виноделы этих стран много работают, но безупречному стилю, равно как и настоящему искусству, научиться сложно.

Вопросы задавала Т. Гаген

К сведению.

Винодельческое предприятие Тибора Гала площадью 40 га расположено на холмах и в долинах вокруг города Эгер на высоте 200-300 метров над уровнем моря. На разных участках (в том числе с вулканической почвой) растут сорта Пино Нуар, Сира, Совиньон Блан, Вионье, Пино Блан, Мерло, Каберне Фран, Пино Гриджио, Гевюрцтраминер, а также местные сорта винограда Кекфранкош, Кадарка. Регион Эгер прославлен своим культовым вином Egri Bikaver («Бычья кровь») – мощным, но, по мнению международных критиков, весьма далеким от элегантности. Особенностью этого вина является то, что его делают из трех – пяти различных красных сортов. Для коллекции барона фон Эссена Тибор Галл в Эгере делает выдержанное в дубе «Шардонне» и «Каберне Фран».


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru