Дневник Копирайтера, день двадцать первый

Дневник Копирайтера, день двадцать первый

Сегодня какой-то печальный день. И неудивительно: за окном льет мелкий дождь, все небо покрыто толстым слоем столовского бесцветного мрачного киселя с неуловимым вкусом. Мелкие такие капельки, как иголки от разлетающихся кластерных бомб. Какую бы обувь ты ни надел, носки все равно будут мокрыми и, когда вечером их снимешь, то выяснится, что ноги полиняли и теперь ты местами чернокожий. Несмотря что градусник рапортует о плюс семь, слабо верится, что не замерзнешь. Солнце покинуло нас, наверное, оно готовит скромный и неожиданный Рагнарек. Посмотришь на все это депрессивное великолепие и начинаешь понимать насколько смешна вся эта наша коммерчески успешная суета. Думать в такой день о вазолептине просто глупо.

Но ведь заказчику этот опус не прочитаешь с листа, он как некогда Державин не прослезится и не скажет – каков сукин сын! И не даст на водку пятак. Ему нужен заказ, выполненный, облизанный, упакованный, блестящий как у кота подворотничок. Собственно, он и мне нужен, ведь за него дадут баксов, зеленых, хрустящих, с микроскопическими пылинками кокаина в бумажных трещинах, кое где с капельками крови убитых в Секторе Газа. Их можно будет обменять в магазине на новые носки, которые не линяют, на чашку горячего эспрессо, чтобы согреться и перестать хлюпать носом. А если с этим потерпеть годик, то на новую "Мазду" красного цвета. Тогда ноги точно будут сухими. Нервы пока не трогаем, нервы на дороге это другое.

Как же я сегодня буду работать, не представляю себе. Это же сплошная природная диверсия. Если этот конец света будет продолжаться хотя бы неделю, то наверняка мировая экономика войдет в такой штопор, что выведет ее только третья мировая война. Интересно, мелкий нудный холодный дождик способствует образованию нефти? Или повышению Доу Джонса. Я пытаюсь найти хоть какой-то плюсик в нашем человеческом бытии, кроме чисто японского медитативного наслаждения мглой и пространством. Нет, для западного человека эта погода – сущее наказание. Она его раздражает, заставляет кушать витамины, кофе с коньяком, вазолептин, будь он неладен, сморкаться, чихать и желать друг другу здоровья. Ну вот последнее, пожалуй, некий абстрактный плюсик. Но если учесть, что здоровья мы желаем автоматически, срабатывая всеми датчиками при звуке чиха, то и это превращается в пластик, пластмассу, стекло и алюминий, нежилое так сказать.

Как-то надо настроиться. Засыпаю в чашку растворимого кофе, сахар, кипяток. Размешиваю. Звук ложки о чашку разносится по офису как колокол, как печальный японский набат, призывающий всех ниндзя в окрестностях собраться на поминальную молитву своего сёгуна и дружно сделать харакири на полянке перед его мавзолеем.

Делаю первый глоток, одновременно вдыхая аромат, хотя какой нафиг аромат у растворимого кофе. Аромат банки в смеси с прекрасным тонким ароматом мешка, в котором хранился сахар до расфасовки. Делаю лицо как у девушки в рекламе, то есть закрываю глаза и имитирую кайф. Вау… пахнет Бразилией, вокруг появились макаки, крокодилы, на голову упал кокосовый орех и, разлетевшись по углам, облил меня своим удивительным кокосовым маслом. Фраза за кадром – кокосовое масло, так бережно собранное для вас руками нанятых за копейки бразильских детей, увлажнит вашу кожу и сделает ее эластичной и розовой.

Это на голове-то? А зачем мне там розовая и эластичная кожа? Я не собираюсь изображать шарпея на корпоративных пьянках. Выпиваю кофе, ни медленно ни быстро. Медленно пить – остынет, все-таки эта дребедень, которая греет нам воду не справляется и никогда 100 градусов не выдает. Не быстро, потому что все равно горячевато и если бы я хотел пить, я бы налил воды. А кофе это фиг знает для чего.

Первые ощущения, что мозг начинает работать лучше, кровь забурлила по жилам, сознание прояснилось, опять же крокодилов посмотреть охота.. розовых.. второе ощущение – блин опять нас рекламщики нае… обманули.

Так что сей опус посвящаю им, вернее, нам. Таким умельцам превратить гуано в пшеничную кашу, подать растворимую мазафаку как драгоценности с берегов Ямайки. И при этом быть убедительными. Этим умением можно гордиться. И я вот сейчас допью кофе и пойду гордиться. Напишу что-нибудь великое и бессмертное про вазолептин. Увековечусь.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru