А вот такая история…

А вот такая история…

Замуж Янка выскочила буквально со школьной скамьи. Высокий, симпатичный Андрей из богатой семьи был, по мнению Яниной мамы, не пара дочери. «Жена и муж должны быть из одного теста», - вздыхала Ольга Николаевна, но, тем не менее, продала трехкомнатную квартиру, чтобы внести свою долю в свадебное торжество.

А через год с трехмесячным сыном Яна вернулась в дом матери. Плача, рассказала, как долго терпела и эгоизм Андрея, и его несправедливые упреки, раздражительность по поводу и без повода, равнодушие к сыну. И, самое главное, его многочисленные измены. когда нашла в ванной чужую, случайно (а, может, и нет?) завалившуюся помаду и клок блондинистых волос, то поняла, что больше не выдержит. Собрала вещи и ушла. Молча.

Вернуть Яну никто и не попытался, напротив, даже помогли очень быстро и безболезненно оформить развод. Так, в неполных двадцать лет Янку за глаза стали называть неблагозвучным прозвищем «разведенка».

В первую очередь Яна занялась собой: села на диету, чтобы скинуть лишние послеродовые килограммы, сходила на пару занятий к психологу, окончила курсы по бухгалтерии. Через пару лет она уже работала помощницей главбуха в крупной компании, сын ходил в садик, какие-то парни приглашали на свидания, дарили подарки, только… Только счастья не было. Хотелось приходить вечером в СВОЙ дом, обнимать СВОЕГО мужчину… как-то вечером теплого весеннего дня подружка Аленка позвала Яну в ночной клуб: «Пойдем, оторвемся немного, а то заплесневеешь скоро!». В клубе, после нескольких коктейлей, Янка начала поглядывать на мужчин. Один – высокий, очень яркой внешности – тоже с интересом поглядывал на Яну, а буквально через десять минут на столик перед ней официант поставил бутылку шампанского: «Для вас, с седьмого столика», - и кивнул в сторону красивого парня. Яна улыбнулась и… отвернулась. «Ты что, больная? – зашептала Аленка, - он глаз с тебя не сводит, скажи официанту, пусть пригласит его к нам!».

Саша оказался очень компанейским, и под утро Янке казалось, что она знает его чуть ли не всю свою сознательную жизнь. И вихрем вертелись мысли в одуревшей от веселья голове: «Холост, умен, при деньгах… А что? Вдруг, влюбится?..».

На следующий день Саша позвонил, пригласил пообедать. Заехав за Янкой на работу, Саша всю дорогу до ресторана молчал, напряженно смотря прямо перед собой и делая вид, что занят только дорогой. Яна, не придавая этому значения, обдумывала план дальнейших действий, ведь у нее уже больше четырех месяцев не было секса… А Сашка так ее притягивал!

После обеда Янка, разомлев, дотронулась до Сашиной руки: «Знаешь, ты мне очень нравишься». Рука Саши дрогнула. «Яна, ты мне тоже очень и очень понравилась, и, честно говоря, сейчас, именно от этих чувств, мне не по себе». – «Почему?». – «Потому что я… женат». Прошло минут десять, прежде чем Янка спросила: «Давно? И дети есть?». – «Да, десять лет, дочке девять».

Янка порывисто встала, пошла к выходу. Саша, наспех расплатившись, кинулся за ней. «Яна, подожди! Я понимаю, так это все нелепо. Но я же не знал, что встречу тебя, что так меня долбанет!». «Что долбанет?» - Янка резко развернулась. Лицом к лицу. «Да это самое… Любовь, наверное… Янка, клянусь, я никогда так… Я не знаю, что со мной….». Большой мужчина заглядывал в глаза, как провинившийся мальчишка. «Ничего у нас не получится, Сашка…».

А через два месяца Янка с ужасом думала о том, что после этих слов Саша мог развернуться и уйти. Взять себя в руки. Но любовь закрутила настолько, что забыты были не только приличия, друзья и подруги, но даже дети. Янку несло по полной. Сашку – в полтора раза сильнее. «Яна, я никогда не думал, что смогу так поступить с моей семьей, - шептал он в номере гостиницы, - понимаешь, мы с женой первые друг у друга, и за десять лет ни я, ни она – клянусь! – не посмотрели в сторону. Нас все устраивало друг в друге. А сейчас…» - «Что сейчас?» - «Сейчас я понимаю, что десять лет прожил не с тем человеком…».

А Янка понимала, что он не оставит семью.

«Яна, порви лучше сразу, переболей, - советовала Аленка, - ничего из этого не выйдет, он не из тех, кто бросает жену, у него же на лице это написано!» - «А вдруг… - вздыхала Янка, - вдруг он решится все изменить? Алена, мы – две половинки, ну вот встретились поздно, так почему должны все мучиться?». – «А почему ты должна претендовать на чужого мужа, - злилась Алена, - все равно хорошим это не кончится, подожди, жена еще вот узнает…».

И жена узнала. То ли в телефоне мужа нашла Ирина улики, то ли добрые люди глаза раскрыли, но семейный скандал был грандиозным. Ирина кричала, плакала, в конце концов, упала на колени: «Сашка, не бросай нас, мы же пропадем без тебя!».

Прощание с Янкой было как в песне – маленькой смертью. Яна плакала, понимая, что это все – конец, и все же на что-то надеялась. Недели две от Саши не было ни одного звонка, ни одной смс-ки. А потом как прорвало: каждый день от пяти до пятнадцати сообщений: «Я все равно тебя люблю», «Ты снишься мне….», «Я просто погибаю без тебя». Янка, читая их, плакала, кусала губы и понимала, что тоже умирает без Сашки.

Встреча была настолько бурной, что Сашка выключил телефон, и всю ночь они то занимались любовью, то, просто обнявшись, сидели на кровати, то взахлеб принимались рассказывать друг другу о своих чувствах. А утром Яну встретила дома разъяренная мама: «Яна, объясни, с кем ты связалась?! Почему жена Саши мне всю ночь названивает?! Ты с ума сошла?!». Янка молча прошла в свою комнату. Что она могла объяснить своей правильной, строгой маме?

Ирина бушевала весь вечер, вызвала свою маму и свекровь. Дочка, уткнувшись в колени отца, рыдала: «Папочка, ты уйдешь от нас, да?». Мать поджимала губы: «Имей в виду, эту шлюху я на порог нашего дома не пущу, ты ополоумел!», теща успокаивала плачущую Ирину. Саше хотелось взреветь и убежать на край света. Он понимал, что в семье уже не будет нормальной жизни – между ним и Ириной всегда будет стоять образ Яны, как бы ни старался он выкинуть его из головы. А дочка? Это был самый больной гвоздь, заколоченный в душу. Бросить все, жить с любимой женщиной? А какая она? Он ведь знает ее только в постели… А ведь быт – это такая немаловажная составляющая семейной жизни. Сашке сразу вспомнились уютные семейные вечера, искусные блюда, приготовленные Ириной, дружеские застолья, семейные походы… Будет ли все это там? Страшно… Впервые в жизни было страшно! И Сашка твердо сказал, подняв голову: «Я останусь в семье. Только вы какое-то время не капайте мне на мозги».

А через месяц, лежа в гостиничном номере и обняв Янку, стонал: «Какой же я мужик? Слабак! Не могу, не могу решиться! Ни в ту, ни в эту сторону!». Янка молча глотала слезы. Она тоже никак не могла отказаться от СВОЕГО счастья, понимая, что строит его на слезах и страданиях нескольких человек. Возникла мысль – встретиться всем вместе – втроем – и поговорить, решить, но тут же ее отмели: глупо, жестоко…

Ирина уже названивала не только на домашний телефон, но и на Янин мобильный, писала на ее страницу в Одноклассниках нелицеприятные вещи, угрожала. Однажды прислала такую неприлично-грязную смс-ку, что Янка не выдержала: «Сашка, уйми свою жену!». Но что он мог сказать СВОЕЙ жене? Иногда, по ночам, слушая ее дыхание, Саша думал о том, как было бы хорошо, если бы Ирина сама приняла решение, собрала бы его вещи и просто-напросто выгнала. Как бы все упростилось!

Время остановилось. казалось, вся эта история измотала трех человек настолько, что все ждали любого – но окончательного - ее разрешения. И оно пришло. Саше неожиданно предложили годовой контракт в одной из развивающихся стран, и он буквально ухватился за эту спасительную соломинку. Янке казалось, что она не переживет разлуки. Ирина же тешила себя надеждой, что время и работа притупят Сашины чувства, а там видно будет. А Саша… Он просто бежал от двух любимых и любящих женщин.

Жизнь – мудрая штука, хоть и сложная. Яна не умерла и не сошла с ума без Саши. Поменяла работу, сменила имидж, нашила новых нарядов, и… познакомилась с хорошим парнем Витей. А Сашу, вернувшегося домой после длительной командировки, встретили родные любящие глаза и подросшая дочь. Банально и просто, не правда ли? Только жизнь устроена так, что не все забывается, не все прощается… Яна и по сей день вспоминает свою стремительную любовь, и, даже будучи вполне счастливой в браке, рано-рано утром плачет в подушку. А Саша до сих пор нет-нет да и слышит: «Ну что, с Яночкой тебе было бы лучше?». И сжимается сердце, и тянется рука к телефону… Но… Это, наверное, будет уже другая история…

Я сама хозяйка своей судьбы

Интернет шопинг в любых магазинах СШАчерез Postalers. com – легко и просто!

Работа всегда занимала в моей жизни значительное место. Карьера развивалась довольно успешно: за пять лет из заштатного школьного психолога я превратилась в менеджера по подбору персонала крупной по нашим провинциальным меркам фирмы. Когда вышла замуж и забеременела, ходила на работу вплоть до девятого месяца. Мне казалось, что так даже лучше - нет времени раскисать.

Первые два месяца после рождения Илюшки пролетели как один день: бессонные ночи, мокрые пелёнки, кормления, купания, прогулки. Бабушки все работающие, муж в постоянных командировках, поддерживали они меня в основном морально, по телефону. Помню, в это время мне хотелось только одного - спать! К трём месяцам сынуля решил «пожалеть мамочку» и отказался от ночного кормления. Всё потихоньку стало налаживаться, и тут на меня навалилась тоска. За окнами кипит настоящая жизнь: подруги делают карьеру, занимаются фитнесом, ездят на пикники, ходят в гости или в кино, флиртуют, а я сижу в четырёх стенах и потихоньку деградирую. Ведь каждый день одно и то же! С утра кормление: мужа - завтраком, сына - грудью (спасибо матушке-природе, что готовить ничего не надо). Потом прогулка, опять кормление, уборка «однокомнатных апартаментов», стирка-глажка, приготовление ужина и т. д. А жизнь-то проходит! Моё тоскливое настроение стало передаваться сыну: Илюшка сделался нервным, плаксивым. С мужем через день стала выяснять отношения, что он меня такую бедную-несчастную не любит, не жалеет и домой приходит только ночевать. Во время очередной ссоры супруг подвёл меня к зеркалу и сказал: «Ты посмотри на свою кислую физиономию - смотреть тошно! Вспомни, когда ты улыбалась последний раз?» Я ответила ему тогда, что, «живя с таким бесчувственным эгоистом и имея на руках грудного ребёнка, трудно найти повод для улыбки».

Проплакала я тогда полночи, размышляя над своей «несчастной судьбой». И вспомнила Иришку, мою хорошую подругу и неиссякаемый источник оптимизма. Это сейчас она перебралась в столицу, где работает в компании, основанной трудолюбивыми немецкими товарищами, и одна только её сумочка стоит столько, что я боюсь пересчитать нули в этой цифре. А пять лет назад об этом и мечтать не приходилось. Иришка училась в московской аспирантуре, готовилась к защите кандидатской, жила с любимым, строила планы... Пока у её мамы не обнаружили неоперабельный рак, а ухаживать за нею, кроме единственной дочери, было некому. Вернувшись домой, подруга узнаёт, что она беременна. Любимый мужчина воспринял эту новость без восторга, но денег на аборт дал. У Иришки просто не хватило духу его сделать: с её диагнозом «бесплодие» беременность была чудом. Мама умерла на руках у подруги за два месяца до родов. Ириша осталась абсолютно одна с грудной девочкой и с копеечным пособием матери-одиночки. Чтобы как-то продержаться, она заваривала в термосе чай и, пока малышка спала, бегала продавать его на близлежащий вещевой рынок. В общем, как ей удалось выжить, - это отдельная история! Приезжая её проведывать, подруги не слышали ни единой жалобы, перед ними была счастливая мама с довольной малышкой, которая переживала, по её собственным словам, «временные трудности». Помню, я как-то спросила у Ириши, как ей удаётся сохранять оптимизм, и она ответила: «Давным-давно я прочитала где-то фразу: два человека смотрели сквозь тюремную решётку. Один видел грязь, другой видел звёзды». Знаешь, я, конечно, могла бы раскиснуть, но мне очень нравится смотреть на звёзды!» Смысл этих слов дошёл до меня только сейчас. И мне стало стыдно. Я решила найти положительные стороны в своей ситуации - постараться «увидеть звёзды». Итак, что же мне мешает чувствовать себя счастливой?

Отсутствие работы? Да, я училась в институте, строила профессиональные планы. Но в жизни случается всякое, и карьерный путь можно сменить, продолжить, в конце концов начать с нуля. А драгоценные мгновения из жизни малыша - первая улыбка, первые шаги, первое слово - уже никогда не повторить и не вернуть. Пока я тут жалуюсь на свою судьбу, сотни женщин были бы просто счастливы оказаться на моём месте, чтобы воспитывать детей самим, а не мчаться каждое утро на работу. Так что спасибо, что у меня есть возможность не отдавать его в чужие руки, а наблюдать, как он растёт, как меняется. Сейчас у меня есть возможность сделать всё, чтобы он рос здоровым, спокойным, умным мальчиком. Стоит ли от неё отказываться, стремясь во что бы то ни стало вырваться на работу? По-моему, нет! Кроме того, сама же на своём психологическом факультете на лекции по «семейным отношениям» конспектировала, что в семьях, где жена занимается домом и детьми, мужская карьера развивается гораздо стремительнее, чем в равноправных. Срабатывает психологический фактор. Чувствуя свою ответственность, единственный кормилец в семье проявляет больше настойчивости в добывании денег и продвижении по службе. Так что, оказывается, у меня есть все шансы к серебряной свадьбе из «однокомнатных апартаментов» перебраться в загородный особнячок, где я буду полноправной хозяйкой.

Нехватка денег? С появлением малыша денег стало не хватать. Но зато во время прогулок с Илюшкой я открыла для себя «Секонд Хенд». Практически новые детские вещички там продаются по цене в пять-восемь раз ниже рыночной. Да и себе я подобрала там парочку оригинальных вещей, которые вызвали лёгкую зависть моих подруг. Жалко, конечно, что я не умею шить и вязать. Одна моя знакомая рукодельница, сидя с ребёнком дома, стала брать заказы. Потом так разошлась, что купила вязальную машинку, а когда дочка пошла в садик, открыла свою небольшую фирмочку. Зато, помнится, в студенческие годы я писала статьи для факультетской газеты. Может, тряхнуть стариной и попробовать свой литературный талант для какого-нибудь женского издания? Благо их сейчас много.

Недостаток общения и развлечений? А кто, собственно, сказал, что мама с грудным ребёнком должна запираться в четырёх стенах? Да, в спорт-бар или в кино я с ним не пойду, но кто мешает мне посадить Илюшку в кенгурятник и раз в неделю съездить в гости к подруге? Тем более что кормлю я его грудью, и проблемы, где взять бутылочку с молоком, у меня нет. Всегда есть возможность где-нибудь уединиться и покормить малыша. Кто мешает сходить на пикник? Никто! Я сама загоняю себя в какие-то рамки. Да, в фитнес-зал я пока ещё ходить не могу, но ведь я могу купить кассету с комплексом упражнений и заниматься перед телевизором.

Домашняя рутина? Да, домашние дела никто не отменял, но почему считается, что у женщины, сидящей дома, должна быть безупречная чистота (это при наличии малыша!), а стол ломиться от яств? В конце концов дом - это не музей и в первую очередь здесь должен быть уют. Что касается кухни, существует масса простых полезных и вкусных блюд, не требующих больших временных затрат. А наличие в доме мясорубки и морозилки позволяет налепить впрок котлет, «ёжиков», голубцов и т. д. Остаются стирка и глажка, которые пробуждают во мне человеконенавистнические чувства. Что ж, буду, как Агата Кристи, которая, кстати, была домохозяйкой и сюжеты своих детективов придумывала за мытьём посуды, а я, стирая и гладя бельё, буду придумывать свои статьи.

Начала составлять этот список той бессонной ночью и продолжаю заниматься этим до сих пор: очень увлекательное занятие менять минусы своей жизни на плюсы и чувствовать себя не жертвой, а хозяйкой своей судьбы. Попробуйте сами!


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru