«Меня до сих пор разрывает на части»

«Меня до сих пор разрывает на части»

Мария Горина, директор по дистрибуции издательства «Эксмо», создала клуб «Семейкин», чтобы было куда водить свою маленькую дочь. Что не устроило ее в уже работающих в Москве детских центрах, с какими проблемами она столкнулась, открывая «Семейкин», и когда клуб превратится в полноценный бизнес.

Сколько было твоей дочери, когда ты вернулась на работу?

Шесть месяцев. Но я вышла сначала на полдня, а по полной начала работать после года. Кто-то решает, что вот, посвящу ребенку всю жизнь и больше на работу ходить не буду. Я не тот человек. Слишком важна самореализация. И не только в плоскости воспитания детей.

Ты уже получаешь возможность самореализовываться в «Эксмо». Зачем понадобилось создавать детский клуб?

Подобные мне мамы, которых теперь много, я имею в виду работающих и занятых, все в той или иной степени мучаются вопросом — что же собственно я делаю для своего ребенка. Кроме того, что зарабатываю деньги, чтобы у него все было. Понятно ведь, что ребенок еще долго этого не поймет и вряд ли когда-нибудь серьезно оценит. Сошлось много факторов. Моя сестра этой темой занимается – она профессиональный педагог. Плюс мой отец был не занят – ему 70 лет, но он все еще социально активен и очень жалко, когда он просто сидит перед телевизором целыми днями. Понятно, что он много мог бы еще дать людям. А тут еще оказалось, что Софию повести некуда. У нас в районе есть клуб, мы туда сходили пару раз, после чего я сказала, что больше никогда в жизни ребенка туда не поведу.

Что не понравилось?

Ну, такая банальная потоковая бизнес-модель. Ребенок там ничему не учится, к нему отношение как на любой игровой площадке без какой-то попытки понять в нем личность, помочь этой личности развиться. То есть люди не ставили перед собой суперзадач, когда все это организовывали. Совершенно банальный сбор денег. В обычный сад я ее отдавать тоже не хочу, потому что примерно представляю, что это такое. Так что я поняла – вести ребенка абсолютно некуда и надо с этим что-то делать.

Что было самым сложным?

Найти на все время. До сих пор, хотя сейчас уже меньше, я психую, что меня разрывает на части. Это мое детище, но достаточно внимания я ему уделить не могу, в то же время я не очень довольна и жизнью на своей работе, потому что не полностью отдаюсь ей. Семье времени тоже хотелось бы уделять на порядок больше. Так что меня разрывает на три части. Поэтому самое тяжелое – найти баланс, если можно его так назвать. Потому что баланс – это гармония, но ее нет, и не знаю, можно ли найти.

Cколько времени удается уделять семье, в частности, ребенку?

Обычно в будние дни с 9 до 12 вечера, что бы я ни делала, я делаю это с Соней. Хозяйством в это время не занимаюсь вообще. В выходные посложнее, потому что накапливается куча проблем, надо убрать, сходить в магазин, наконец, иметь совесть и приготовить что-нибудь. Так что получается примерно 50 на 50 – полдня с ребенком, полдня на хозяйстве.

Какова была сумма вложений?

Открыть хороший центр – достаточно дорого. Диапазон – от 1 до 2 млн руб. первоначальных инвестиций, которые пошли на аренду, ремонт, покупку оборудования и т. д.

А где оборудование закупали?

В России его производят в двух местах – в Питере по немецкой лицензии и на Урале. Мы заказывали в Питере, частично везли из Германии.

С точки зрения соотношения инвестиций и дохода, который я сейчас получаю – это несопоставимо. То есть бизнесом это станет, возможно, через пару лет. Сейчас вот клуб стал более-менее выходить на покрытие своих издержек. Но мы же открылись в сентябре, сразу попав в кризис. И, конечно, если бы заранее знать про то, какая будет финансовая ситуация на рынке, я бы ничего не затевала. Потому что приходится инвестировать в проект из личных доходов. А сейчас было бы спокойнее, если бы можно было эти доходы просто откладывать на черный день. Но дело сделано. Теперь приходится пересматривать бизнес-план. Я рассчитывала, что уже на второй год мы выйдем на самоокупаемость, но теперь приходится говорить о более длительных сроках – 2-3 года, не меньше. Плюс пытаться как-то оптимизировать расходы. Вот, например, за аренду я плачу 150 тыс. руб. в месяц, и сейчас веду активную переписку с владельцами помещения, чтобы мне снизили плату. Надеюсь, снизят. Большая статья расходов – зарплаты педагогам. Хорошие педагоги стоят дорого. Плюс административные расходы, ЖКХ и еще многое другое.

Были ли сложности с получением лицензий?

Нет. Поскольку мы не образовательное учреждение, лицензий и сертификатов нам не потребовалось. Это центр проведения досуга. Мы не претендуем на то, что детей чему-то учим. На самом деле это был один из основных пунктов, с которым точно не хотелось связываться. Пойти и получить лицензию в нашем государстве – дело крайне непростое, поэтому очень хотелось опустить эту тему. Не дай Бог, сейчас придет какая-то тетя из отдела образования муниципалитета и будет мне рассказывать, что я должна или не должна делать.

Как ты находишь клиентов?

Всей семьей расклеиваем листовки по району, раздаем их на детской ярмарке «Персей», да даже просто идем гулять в парк с дочкой и раздаем листовки другим мамам. Даже наша няня, например, по району объявления расклеивает. В общей сложности, наверное, тысяч пять листовок распространили. Бывает, что вручаешь человеку листовку, а он говорит – знаю, знаю, вы уже в четвертый раз мне ее даете. Хорошо, приду, посмотрю, что там у вас.

Насколько я знаю, «Семейкин» – не дешевый клуб.

Стоимость занятий у нас 400 руб. за 40 минут. Стоимость мини-сада, который есть у нас в клубе – 18 тыс. в месяц. Да, у нас не самые низкие расценки, но я и не ставила целью сделать дешевый клуб. Для меня самой цена в вопросах воспитания и развития моего ребенка вообще вопрос не существующий, в разумных пределах, конечно. Качественные услуги дешевыми не бывают.

Какой средний ARPU, выражаясь языком сотовых операторов?

Я поняла, что в среднем большинство людей готовы тратить на развивающие занятия для ребенка от 2,5 до 5 тыс. руб. в месяц. Больше – уже «включается жаба». Причем, речь идет и о людях, живущих в элитном доме, где мы находимся. У нас нет культуры воспитания ребенка и культуры инвестиций в его развитие. Потратить несколько тысяч на игрушку – запросто, а такую же сумму в месяц отдать на образование – жалко. Почему так? Что за менталитет такой?

И скольким родителям оказалось не жалко несколько тысяч в месяц на образование ребенка?

Сейчас постоянно в клуб ходят 50-60 детей, из них 15 человек – это костяк, который посещает мини-сад (он работает с 10 до 14 часов). Но вообще, конечно, этого мало. Клуб рассчитан на то, что одновременно в нем могут заниматься 30 детей (у нас три комнаты, каждая может принять по 10 детей). Иногда так и происходит. Но задача ведь в том, чтобы так было всегда, каждый день и каждый час. А тут еще лето грядет, когда все вывозят детей на дачу, уезжают в отпуска. Пока не знаю, что мы будем с этим делать. Будем придумывать какие-то специальные программы.

Где ты искала педагогов? Это же такая проблема – найти хороших преподавателей.

Большую часть преподавателей нашла моя сестра по знакомству. Везение, что сестра у меня из этой среды. Если начинать такой бизнес и вообще ничего про него не знать, то на порядок все сложнее. Я могу принять на работу хорошего бухгалтера, но уж точно не могу нанять хорошего преподавателя. Здесь одной материнской интуиции точно недостаточно.

Кстати, так называемых сертифицированных Монтессори-педагогов у нас всего два. Часто это люди, которые считают, что если они Монтессори-специалисты, то больше ничему другому учиться в жизни не нужно. Изначальная установка была, что мы не занимаемся только Монтессори, поскольку этого категорически нельзя делать. В 1,5 часах занятия, которое предназначено для детей с 0 до 3 лет, много чего напихано. Детишки что-то мастерят, разукрашивают, у них есть физминутки, облегченный формат реальных занятий и вместе с этим –занятия с Монтессори-материалом. То есть просто Монтессори-педагогом быть априори невозможно. После долгих мытарств мы поняли, что педагог, который работает в группе от 0 до 3-х, должен быть психологом. И не только детским психологом, потому что нужно много работать именно с мамой. Поэтому так срослось, что большинство специалистов, которые работают в центре – это либо детские, либо семейные психологи и плюс к этому педагоги. То есть у них два образования. Ну и, конечно, семью опять же задействуем. К примеру, мой отец преподает в клубе шахматы, а няня моей дочки ведет кружок «Умелые ручки» – у нее это хорошо получается, она бывший воспитатель детского сада.

А вообще Монтессори-сертификация – это что такое? Где ее проходят?

Существует специальный Монтессори-центр в Москве, у которого есть лицензия на обучение Монтессори. Там есть курсы по преподаванию по этой методике. Вещь безусловно небезынтересная, но она должна ложиться на базу. Ведь если у человека нет представления, что такое арифметика, пытаться учить его высшей математике – полный бред. Я имею в виду, что если на такие курсы приходит человек, абсолютно неподготовленный, никогда не касавшийся ни педагогики, ни психологии, он вынесет ровно то, что в состоянии вынести обыватель. Как правило, так и случается. Идут туда 18-летние девочки, а после этого отправляются преподавать Монтессори-педагогику. Смешно это все, конечно.

Я вообще не верю в панацеи, не бывает универсальных методик. Поэтому когда мне тут сыплют, вот Глен Доманн, вот Зайцев – господи, какая чепуха. Давайте лучше разберемся, что мы будем делать с ребенком в такой-то и такой-то ситуации. Не нужно мне рассказывать про все эти методики, я прекрасно знаю, в чем они состоят. Это то же самое, что в консалтинге рассказывать клиенту, что я буду тут проводить диагностику, тут разрабатывать стратегию, ну и засыпать его всякой ерундой. Ты сначала разберись, что человеку надо. А потом уже делай для него то, что ему реально нужно, а не то, что ты умеешь.

А у тебя в клубе на что делается упор? Это все-таки Монтессори-клуб?

Монтессори тоже есть, но мы не придерживаемся классики Монтессори, у нас большое сочетание занятий. У нас есть среда Монтессори, и она, безусловно, очень интересна. Там много материала, за счет которого ребенок быстро развивается. Если этот материал правильно ребенку преподавать, то есть давать поиграть и объяснить, то в рамках игры он осваивает очень интересные вещи – геометрию, простую арифметику и т. д. В этом смысле методика гениальна. Гениальность в том еще, что ребенка не принуждают ни к чему. Он выбирает то, что ему более интересно. И занимается этим столько, сколько ему нужно – час будешь сидеть переливать воду, сиди час, 25 дней – сиди 25 дней. Суть работы преподавателя в том, чтобы правильно общаться с ребенком. Не довлеть, а легко помогать ему. До трех лет педагог работает в основном с мамой, которая учится, как мягко подводить ребенка к обучению, не довлея. С трех до шести совсем другая модель. Там собираются разновозрастные дети. Моя Соня, которая пошла в мини-сад «Семейкина» в три года, за две недели научилась там читать. Она знала с двух лет все буквы, но дальше – ни шагу. А там она научилась читать по одной простой причине – она ходила за мальчиком, которому было пять лет и который складывал буквы, пытаясь самостоятельно научиться читать. И просто путем этого наблюдения и моя дочь научилась читать.

Потом еще одна из сильных посылок Монтессори заключается в социализации. Дети учатся жить одной большой семьей. То, что в саду не получается, потому что там всегда есть надзиратель, который ставит жесткие рамки, здесь получается, потому что надзирателя нет. Границ нет, их устанавливает сам социум, в котором ребенок имеет возможность проявить себя по максимуму. Если он лидер, то он эти лидерские качества проявит, если он больше наблюдатель, он естественно будет находиться в этой позиции.

А как организовать игры с детьми, не довлея над ними?

Это удивительная вещь. Есть правила, которые нельзя нарушать – нельзя обижать друг друга, мешать друг другу, вещи должны быть в порядке и т. д. К ним ребенка приучают на протяжении 1-1,5 месяцев. После чего воспитатель становится членом коллектива. Он такой же интересный игрок, как пяти - или шестилетний ребенок. Просто он знает чуть больше, у него так же интересно учиться. То есть дети воспринимают воспитателя, как человека, равного себе.

Ты считаешь, что если ребенок ходит в Монтессори-группу, даже не каждый день, то его не нужно отдавать в сад?

Абсолютно. Если, конечно, это правильный Монтессори. Где действительно уделяется внимание социализации и развитию личности. Просто нужно организовать все так, чтобы у детей было максимальное количество совместных игр, без авторитарных воспитателей, но с помощью мудрого педагога, чтобы они имели возможность совместно развиваться.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru