Игра на выбывание

Игра на выбывание

На красноярском рынке аудиторских услуг идет «игра на выбывание». Местные игроки один за другим отправляются на скамейку запасных. Однако виной тому отнюдь не кризис красноярского аудита. Напротив, снижение количества операторов в данном случае – прямое свидетельство и даже условие качественного роста. Так считает Игорь Тимаков, генеральный директор ЗАО «Сибирская аудиторская компания».

– Игорь Юрьевич, поясните, пожалуйста, вашу позицию.

– Если говорить в двух словах – рынок очищается. Это общероссийская тенденция, которая, в свою очередь, является следствием усиливающихся процессов глобализации. Дело в том, что сегодня порядка 70% мирового рынка аудита и консалтинга (в суммовом выражении) контролируется компаниями «большой четверки» – PriceWaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst&Young и KPMG. Еще порядка 20% рынка контролируется международными аудиторскими сетями – BDO International, MRI, RSM Int., DTI, Nexia Int., JPA Int. и т. п. Сети объединяют на партнерских началах огромное количество самостоятельных компаний по всему миру, которые руководствуются едиными методиками и стандартами. Разумеется, в России также работают их представители, в задачи которых, помимо прочего, входит дальнейшее расширение и развитие сети за счет привлечения региональных операторов аудита. Занимаются они этим весьма активно, поэтому выбор у региональных компаний остается, в общем-то, небольшой: либо стать партнером той или иной сети, для начала доказав свою профессиональную компетентность (что достаточно трудно, поскольку требования очень жесткие), либо присоединиться в качестве филиала или дочерней компании к одному из московских операторов. Есть, конечно, и третий вариант – попытаться бросить вызов этим гигантам, которые неизбежно будут усиливать свое присутствие, но… При любом раскладе выживут только сильнейшие компании, которые работают на действительно высоком профессиональном уровне.

– Какой сценарий предпочтительнее для вас?

– Пока мы работаем самостоятельно, хотя уже получили ряд предложений о вхождении в сеть. Дальше видно будет. Мы будем искать путь, наиболее выгодный для нас не только с финансовой точки зрения, но и с точки зрения профессионального роста.

– Значит, прогноз пессимистичный: региональный аудит обречен, впереди монополизация рынка транснациональными гигантами и международными сетями?

– Прогноз прямо противоположный: впереди оздоровление конкуренции и повышение качества аудиторских услуг. Конкуренция в любом случае останется – между сетями, между региональными и столичными компаниями, между операторами внутреннего рынка. Только строиться она будет не на сегодняшних принципах – демпинге, например, – а на разумном и объективном выборе лучшего поставщика услуг.

– Эти проблемы могли бы решить профессиональные аудиторские объединения…

– Согласен. Я тоже не сторонник того, чтобы вопросы, касающиеся профессиональной деятельности российских аудиторов, решались исключительно государством, с подачи крупнейших операторов рынка. Это прерогатива профобъединений. Но в нынешнем состоянии они пока не могут взять на себя все регулирующие и управленческие функции. Игорь Тимаков:

– Необходимо существенно уменьшить количество экономических субъектов, подпадающих под обязательный аудит. Тогда на рынке останутся действительно профессиональные команды

Сложилась парадоксальная ситуация: государство, которое само инициировало создание саморегулируемых профобъединений, до сих пор не разработало правовую базу для их деятельности. Мы уже третий год ждем полного пакета необходимых изменений к Федеральному закону «Об аудиторской деятельности».

А между тем с 1 января 2006 года в рамках программы по сокращению администрирования уже будут отменены некоторые регулирующие функции Минфина, в том числе лицензирование аудиторской деятельности. Лицензирование также отменяется в риэлтерской, проектной деятельности, турбизнесе и т. п. Планировалось, что функции регулятора постепенно возьмут на себя отраслевые профорганизации. Но именно постепенно. А сейчас получается, что государство само провоцирует «смутные времена».

– Как сами аудиторы относятся к идее расширения полномочий профессиональных объединений?

– В Красноярске работают отделения Российской коллегии аудиторов, Национальной федерации консультантов и аудиторов и ряда других профобъединений, вокруг которых собралась, если можно так выразиться, «аудиторская тусовка». Мы можем по-разному друг к другу относиться, спорить, не соглашаться по каким-то вопросам, но я знаю, что мои коллеги озабочены проблемами контроля качества услуг, профессиональной этики и т. д. О том, что происходит за пределами этого сообщества, судить не берусь.

Допускаю, что к деятельности профобъединений можно относиться скептически, но, во всяком случае, я вижу, что они работают, что их реально беспокоят перспективы развития аудиторского рынка. Конечно, очень многие вопросы пока остаются без ответа: например, как будет формироваться бюджет саморегулируемых организаций, какими будут условия членства и т. д. Но работа идет, и, думаю, четкие ответы неизбежно будут получены.

– Есть мнение, что красноярские предприятия до сих пор относятся к аудиторской проверке как к обременительной необходимости, не сознавая ее выгоды для себя. Вы с ним согласны?

– Спорить с этим глупо, так же как и скорбеть по этому поводу. Нужно понимать, что аудит эволюционирует параллельно развитию бизнеса: когда у предприятия появляется новый блок проблем, тогда возникает необходимость их решать. Поэтому не надо думать, что завтра все вдруг «прозреют» и побегут заказывать аудиторские проверки и консалтинг.

Во-первых, сегодня многие предприятия имеют (или думают, что имеют) собственные ресурсы для решения вопросов, связанных с аудитом. Во-вторых, число красноярцев – собственников предприятий все более сокращается. Новые собственники – ?как правило, московские – пользуются услугами столичных аудиторов. А нам, красноярцам, чтобы выйти на московский рынок, необходимо для начала заработать серьезный авторитет. У ЗАО «Сибирская аудиторская компания» есть определенные успехи в этом направлении: у нас появились и столичная клиентура, и клиенты из других регионов России.

– Есть ли параметры, по которым красноярские аудиторы по определению уступают московским?

– Если брать среднестатистический срез, то единственное, в чем уступают наши аудиторы, – это технологичность. Москва выигрывает за счет технологий, близости к стратегическим клиентам и еще, пожалуй, за счет того, что в столичных компаниях работают отдельные специалисты очень высокого класса, способные решать сложные специализированные задачи. Кроме того, существуют услуги, которые в Красноярске пока никто объективно не может предоставлять – например, трансляция российской отчетности на МСФО. Мы, конечно, готовимся к этому, но пока я бы не преувеличивал их необходимость для российского и красноярского рынка. Сейчас это скорее модно, чем нужно.

Есть у красноярских аудиторов и свои «козыри» – несколько видов «фирменных» услуг, которые мы предоставляем на очень высоком уровне и по более выгодному по сравнению с москвичами соотношению «цена – качество». К тому же мы работаем, что называется, «на земле», в непосредственном контакте с региональными предприятиями, что позволяет более оперативно реагировать на текущие потребности клиентов.

– А как складываются отношения между аудиторами на внутреннем рынке?

– Я уже говорил, что рынок постепенно очищается, на нем остаются действительно профессиональные компании. Чтобы усилить эту тенденцию, необходимо, на мой взгляд, существенно уменьшить количество экономических субъектов, подпадающих под обязательный аудит, – за исключением ряда случаев, когда это объективно необходимо: например, проверка банков, страховых компаний, компаний, чьи акции котируются на бирже, и т. п. Во всех остальных случаях аудит должен инициироваться менеджментом или собственником. Тогда на рынке останутся только профессиональные команды. Ведь сейчас, когда доля принудительного аудита высока, собственники и менеджмент относятся к аудиту как к объективно вмененным дополнительным расходам и неизбежно пытаются по максимуму их сократить. Искусственный спрос рождает соответствующее предложение. Как результат – процветает демпинг, предлагаются услуги низкого качества. С отменой лицензирования ситуация, по-моему, еще более усугубится.

– И последний вопрос. В этом году вы третий раз вошли в топ-1000 лучших российских менеджеров. Принесет ли это какие-то бонусы вашей компании?

– Оценка коллег, безусловно, приятна, это стимулирует к дальнейшей работе. Бонусы с точки зрения профессиональной деятельности это могло бы принести, если бы я хотел сделать карьеру менеджера в каком-либо крупном холдинге или стать государственным деятелем. Клиента же аудиторской компании интересуют скорее мои качества как аудитора и консультанта, а не как управленца. Пожалуй, эта моя ипостась всерьез интересует только акционеров нашей компании.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru