На прочном берегу - National Business.

На прочном берегу - National Business.

National Business: Андрей Анатольевич, набережная Туры, строительством которой с самого начала занимается компания «Гилан», вскоре станет визитной карточкой Тюмени. Наверное, это лучшая реклама работы Вашей компании?

Андрей Ильин: По большому счету, да. Для тюменцев «Гилан» это, в первую очередь, компания, занимающаяся укреплением берега Туры и строительством набережной. На самом же деле история нашего предприятия началась еще в 1979 году, в Надыме. Тогда оно называлось несколько иначе – плавучий стройотряд № 35 треста «Запсибгидрострой» - но занималось тем же делом, что и сегодня.

NB: Покоряете водную стихию?

А. И.: Скорее, просто делаю свою работу – добросовестно и ответственно. Всё, что связано с берегами рек, начиная от строительства портов и причалов и заканчивая берегоукреплением и сооружением набережных – это к нам.

NB: Ваша работа для вас – только бизнес или же нечто большее?

А. И.: В плавучий стройотряд я пришёл вскоре после окончания института, так что в этом коллективе прошла большая часть моей жизни. Никогда не забуду, как мы, в условиях вечной мерзлоты, строили порт Ямбург – сооружение, по мнению многих специалистов, просто уникальное. Возглавив в 1991 году компанию, некоторое время я ещё работал на Севере, в частности мы построили красивейшую набережную Ханты-Мансийска, причал в Лабытнангах, а после перебазировались в Тюмень. Здесь сейчас очень много работы.

NB: Но, по большому счету, принцип плавучего стройотряда сохранился?

А. И.: Безусловно, ведь это значительно повышает мобильность, которая в нашем деле очень важна. Зачастую участок, на котором ведутся работы, находится за сотни километров от сети транспортных коммуникаций, поэтому работать приходится в условиях настоящего десанта. Прибыв на место на собственной барже, мы выгружаем оборудование, выполняем необходимый объём работ, а после оперативно перемещаемся на новую территорию.

Так мы работали, например, на обустройстве Приобского месторождения – в условиях страшной заболоченности и полного отсутствия какой-либо инфраструктуры. В течение двух суток пригнали баржу, развернулись и приступили к работе в условиях полной автономности. Поэтому практически все объекты Обь-Иртышского речного бассейна сегодня наши. Заказчику выгодно привлекать такого мобильного подрядчика, который снимает с него груз всех остальных забот. Кстати, работали мы и в столице нашей родины – Москве, где в 1996-1998 годах чистили русло одноимённой реки.

NB: Все строительные компании последние годы говорят о дефиците профессиональных кадров. А вы к тому же работаете в такой специфической отрасли…

А. И.: Для нас кадры не самый больной вопрос, как бы странно это не звучало. Есть ядро коллектива, порядка 100 человек, которое сформировалось уже давно. Это настоящие мастера своего дела, асы, у которых можно и нужно учиться. Под конкретные проекты набираются дополнительные специалисты, которые, попадая под начало опытных мастеров, работают на соответствующем уровне. Основным поставщиком новых кадров по-прежнему остаётся Новосибирская академия водного транспорта, в стенах которой я сам когда-то получал образование. Надо сказать, что «Гилан» это действительно единая, сплочённая команда, несмотря на то, что мы никогда не занимались столь модным сегодня «командообразованием».

NB: Дело объединяет лучше общих слов?

А. И.: Совершенно верно. Тем более, что работа у нас сложная, каждый день возникают новые вопросы, ответы на которые приходится искать сообща. Отсутствие рутины и необходимость в каждодневном сотрудничестве – это и есть условия для формирования команды.

NB: И кто может стать членом команды «Гилана»? Кого вы готовы назвать «своим человеком»?

А. И.: В первую очередь, это должен быть профессионал в своём деле. Или, если речь идет о вчерашнем выпускнике, который опыта в принципе иметь не может, я должен увидеть увлечённость в его глазах, убедиться в том, что он действительно горит своим делом, готов дневать и ночевать на работе. А еще он должен любить свой город. Я убежденный патриот Тюмени и высоко ценю это качество в других людях.

NB: Не часто встретишь такую любовь к нашему городу у человека, много лет прожившего на Севере…

А. И.: А я родился и вырос в Тюмени, на улице Республики. Мои детство, юность прошли здесь. Все чердаки и подвалы этого города я облазил ещё пацаном, старый центр наизусть знаю. Видел, как растет и развивается город, как он похорошел за последние годы. А в последнее время, немало поездив по свету, понял, что Тюмень мало чем отличается от любого провинциального европейского города. У нас есть чем гордиться, есть, что показать стране и миру.

Просто надо любить свой город и работать для его блага, а не только сотрясать воздух пустыми словами.

NB: Порой вы не только украшаете, но и спасаете родной край. Ведь именно так обстояло дело со скотомогильником близ Тобольска?

А. И.: Это был очень сложный объект. О том, что правый берег Иртыша нужно срочно укреплять, общественность начала говорить ещё лет десять назад. Уже тогда учёные били тревогу, напоминая о том, что с 1920-х годов в скотомогильнике Тобольской биофабрики производились захоронения животных, инфицированных сибирской язвой. За многие десятилетия река серьёзно размыла берег и возникла реальная угроза разрушения этого сооружения. Думаю, вряд ли нужно пояснять возможные последствия: споры сибирской язвы сохраняют свои смертоносные свойства в течение ста лет, а в этом подземном хранилище находилось около 5 млн куб. метров заражённого грунта. Попади всё это в реку, в зоне бедствия оказались бы миллионы людей – от Казахстана до Салехарда. По счастью, власти своевременно приняли решение об укреплении берега на этом участке и тогда, выиграв конкурс на проведение работ, мы взялись за дело.

NB: А конкурс, надо полагать, был непростым?

А. И.: Проектов было представлено множество, но большинство из них предлагали очень сложные, трудоёмкие и дорогостоящие решения. Не вдаваясь в технические детали, скажу только, что в итоге над скотомогильником будет построен саркофаг высотой 60 метров – с армированием грунтов и дренажной системой. Очень интересная конструкция получается. Есть даже идея построить на её основе набережную! Технически это вполне реально, осталось получить заключение биологов.

NB: Вернемся к Вашим проектам в Тюмени…

А. И.: Главный наш объект, на котором мы работаем с 1998 года – это набережная реки Тура. Сейчас, я думаю, ни у кого уже не осталось сомнений в том, что проект состоялся. В равной степени не приходится сомневаться и в его целесообразности. Дело ведь не только в украшении города, но и в элементарном спасении целых кварталов исторического центра. Только берегоукрепление может остановить разрушительное действие Туры, жертвой которого уже стали многие дома и целые улицы.

Для решения поставленной задачи мы соорудили сложнейшую инженерную конструкцию – дренаж глубокого заложения. Главная задача её заключается в том, чтобы перехватывать все искусственные и естественные водотоки, отсекать их и направлять через специальную систему колодцев и водовыпусков, через кордонную конструкцию набережной в акваторию. На данный момент строительство конструкции завершено, она постепенно одевается в бетон, приобретая очертания набережной.

В этом году пришлось поработать и над таким интересным проектом, как подземный переход по улице Пермякова. Может вызвать удивление тот факт, что мы, гидростроители, и вдруг участвуем в строительстве подземного перехода, но на самом деле ничего такого здесь нет. Место, где решили сделать переход, довольно сложное по почвам, очень болотистое, условия работы сложнейшие – словом, нужны были решения от профессионалов в гидротехнических работах. Мы такое решение предоставили, оно получило одобрение, работу сделали.

NB: У вас есть любимые проекты?

А. И.: Я горжусь всеми проектами «Гилана», потому что среди нет ни типовых, ни проходных работ. Каждый причал, набережная или порт по-своему уникальны. Мне приятно, например, осознавать, что первый действующий подземный переход в Тюмени был построен при нашем активном участии. Что касается проектов будущих, то о них говорить ещё рано. Во всяком случае, потенциал у «Гилана» мощнейший, как в кадровом, так и в техническом отношении. Только у нас, к слову, есть многопрофильная финская машина «WaterMaster» для работы в мелководных озерах– единственная за Уралом.

NB: Понимаю, что об отдыхе Вам думать ещё рановато, но всё же: чем мечтаете заняться на пенсии?

А. И.: На этот счёт у меня уже сложились вполне конкретные планы: хочу довести до ума своё охотничье хозяйство. Я страстный поклонник классической русской охоты, во время которой происходит настоящее единение с природой, а не бессмысленная пальба во всё живое, как это нередко бывает сегодня. Истинное удовольствие получаю от охоты на зайца, с гончими, с применением нового не огнестрельного оружия (вроде арбалета, лука). Я всю свою жизнь работаю с водной стихией, и отдыхать люблю так же – на природе. Тем более что природа в наших краях замечательная…


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru