Общее построение – это святое

Общее построение – это святое Отмечали мы день рождения нашему мичману Вите Гончаруку. Праздник пришелся на субботу, но времени было мало, и мы начали в пятницу вечером. Мало кто сможет вспомнить во всех подробностях, как проходило мероприятие, поскольку недостатка в спирте в гарнизоне в то время не наблюдалось. Народ приходил и уходил, место одних поздравляющих занимали другие, павшие с почетом разносились по домам. Их место занимали новые бойцы из бесчисленных резервов небольшого гарнизона. Спирт, как неприятеля, никто не считал – его пили. Тяжелее всех пришлось имениннику. При первых же признаках жизни его дружно приподнимали, прислоняли к стенке, наливали рюмку и желали долгих лет жизни. А Витю Гончарука уважали все – хороший специалист и отзывчивый человек. В общем – обыкновенная крупномасштабная попойка. Закончилось все в понедельник в семь часов утра. До построения оставалось два часа, а построение в понедельник – это святое. Витя был принесен на службу на руках верных друзей. Главное – что ты в строю. Главное – что ты пришел. А пришел ты, приплыл, приехал, прилетел или тебя принесли – в сущности, в этом уже нет никакой разницы. Витя Гончарук стоял во второй (она же и последняя) шеренге своего суперсекретного подразделения. Перегара от него слышно не было – именинник источал убедительный и стойкий аромат пережеванного и переваренного дикорастущего камчатского чеснока. Опираясь бревном на соседей справа, слева и спереди, он во сне изредка тихо икал. В самый разгар построения начальник штаба произнес: - Товарищи! Вчера, а точнее, в субботу у нашего боевого друга мичмана Гончарука был день рождения. Позвольте мне от вашего имени сердечно поздравить мичмана с его праздником, пожелать успехов в службе, долгого семейного счастья, благополучия и вручить наш скромный подарок. Мичман Гончарук, выйти из строя! При этом Витя должен был коснуться плеча, стоявшего перед ним матроса. Этот жест кто-то сделал за него и стоявший в первой шеренге, как и положено, сделал шаг вперед и шаг – вправо. Витя сказал «Ы-ы» и, выпав ничком из строя, плашмя рухнул на крашеную дощатую палубу. Дальше последовала двадцатисекундная никем не нарушенная тишина. Начштаба озадаченно переглянулся с командиром и понимающе произнес: - Вручим потом. Мичман Гончарук, встать в строй! Витю подняли с палубы, поставили в строй, а впередистоящий занял свое место. Именинник к вечеру пришел в себя, и служба пошла своим обычным чередом.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru