«Я все время помню, каким я был студентом…»

«Я все время помню, каким я был студентом…»

Юмор – спасательный круг на волнах жизни. Этот афоризм Вильгельма Раабе актуален и в наши дни. Уверенный в себе человек с хорошим чувством юмора всегда привлекает внимание окружающих, а уверенный в себе преподаватель, вплетающий в свои лекции шутки, всегда привлекает студентов. Д оцент кафедры журналистики ЧелГУ Дмитрий Евгеньевич Филиппов. Он не только отличный специалист в области рекламы и пиара, но и очень яркая личность. Никогда не знаешь наверняка, вступит ли он в конфликт, проявит ли благосклонность… Непредсказуемость, пожалуй, одна из главных черт его характера.

– Дмитрий Евгеньевич, какие дисциплины вы преподаете студентам?

– Основы рекламы и PR, связи с общественностью, но больше всего мне нравится предмет со сложным названием «Организация информационной и имиджевой деятельности публичного юридического лица». Этот курс мне симпатичен потому, что я его от начала до конца проработал, и, мне кажется, он дает студентам больше каких-то полезных навыков.

– Вы часто проводите занятия в игровой форме, стараетесь заинтересовать студентов…

– Когда я сам был студентом, у нас только ввели свободное посещение. А раньше, знаете, как было? Если пропустил 13 часов, то тебя уже вызывали к декану, а если 18 часов, то могли подать и на отчисление. А потом, году в 1986-1987, начались эксперименты со свободным посещением. И бывали ситуации, когда к профессору не приходил никто, ну или два-три человека. Я помню, как преподавателю было обидно… И я подумал, что надо сделать так, чтобы студенты к тебе сами приходили, чтобы они тебя сами выбирали. Нельзя рассчитывать на административные ресурсы.

– А игры вы как придумываете?

– Это легко придумывается. Когда я в школе работал, ехал до работы целый час. И пока ехал, думал, что бы вот такое им сделать. Мне кажется, преподавание – это талант: либо он есть, либо нет. Если нет, это заменяется технологиями, то есть просто читается учебный материал.

– Чем вы занимаетесь в университете, помимо педагогической деятельности?

– Начальник управления по связям с общественностью. В двух словах: мы продвигаем университет всякими разными способами, тут и привычные методы, такие, как реклама, но денег мало, приходится изворачиваться – заставить о себе говорить. У нас есть и свои средства массовой информации. Например, газета «Университетская набережная», есть сайт. Уже два года тянем специальный проект – БЛОКНОТ называется. Это музыкальное издание, которое выходит за рамки университета.

– Сувениры с символикой университета тоже ваших рук дело?

– Ну да. Мы делаем календарики, открытки, значки, выпускаем книжки и даже почтовые конверты. Сейчас думаем о наклейках. Есть майки и бейсболки. Сейчас стоит задача добиться того, чтобы студенты хотели эти майки носить. Конечно, если наш студент едет куда-то, например, на школу ВВС, и там все одинаковые, вот тут он начинает думать, что сейчас бы маечка пригодилась! Но ведь хочется, чтобы он везде хотел ее надевать, а не только в местах, где все одинаковые.

– А вы давно работаете в университете, как сюда устроились?

– Я дважды устраивался в университет. В 1992 году мне предложили место начальника отдела по работе со студентами. В мои обязанности входила организация студенческих мероприятий. Однажды мы делали посвящение в студенты в драмтеатре… В 1993 году меня пригласили работать в администрацию Калининского района. Там была должность – специалист по работе с учащейся молодежью. Мы провели КВН, а в то время еще не было никаких кавээновских команд, интересно потом было наблюдать, как все это развивается. Через год глава администрации сказал мне: «Хорошее вы дело делаете, но надо же подумать о чем-нибудь серьезном. Кем бы вы хотели быть?». «Ну не знаю, директором школы», – ответил я. А тогда как раз обсуждалась идея частной школы. Меня отправили в Москву на Всемирный конгресс по частному образованию. Это был прорыв в какую-то другую жизнь. Представьте себе 93-й год: денег нет, инфляция, на самолетах никто не летает… Вся Москва тогда представляла собой сплошные блошиные рыночки, было лето, жара… и тут мы попали в Хамеровский центр, а там кондиционеры, совсем другая жизнь! И мы сидим там, обсуждаем проблемы частного образования, и, оказывается, частное образование есть.

– И что потом?

– Когда я вернулся с конгресса, обо мне написали статью, что-то типа «первый директор первой частной школы», эта статья попала в университет. И меня позвали подобную школу создавать здесь: была идея университетских классов. 1 сентября 1994 года я пришел в университет во второй раз. Со временем, пока мы занимались рекламой классов, поняли, что их нужно продвигать через университет. И, получается, невольно вторглись в деятельность, связанную с рекламой университета.

– Как специалист по рекламе вы, наверное, часто обращаете внимание на различные рекламные кампании, оцениваете их…

– Я не могу сказать, хорошо сделана реклама или плохо, для этого нужны отчеты о продажах. Если реклама оказалась действенной, продажи выросли, значит, она хорошая. Другое дело, что я задумываюсь, а как бы я это сделал.

– Какие качества цените в студентах?

– Если основная моя задача сделать занятие интересным, то мне нравятся студенты, которые откликаются на это, которым это интересно, которые хотят все попробовать. Я понимаю, что если занятие проходит в игровой форме, то с отсутствием дисциплины приходится мириться: конечно, они будут разговаривать. Мне интереснее общаться с живыми людьми: пусть у них там недостатки какие-то…

– А как к отличникам относитесь?

– Я сам никогда не был отличником. Мне где-то усидчивости не хватало, где-то еще чего-то. Но когда я пришел работать в школу, полюбил отличников. Потому что классу рассказываешь-рассказываешь, а они потом тебе ничего ответить не могут, и только отличники – они все читают, все учили, они все и рассказывают. Это здорово, это замечательно, каждому свое место.

– Какие забавные случаи происходили у вас на занятиях со студентами или, наоборот, сложные ситуации?

– Сложные ситуации, конечно же, случались. Вот, например, у меня был студент, который все время меня поправлял, говорил: «Это не так, а вот так…». Мне не оставалось ничего другого, как соглашаться с ним, и я отвечал: «Да, наверное». Я давал тему студентам в том объеме, в котором они должны знать, а он лез вглубь. И стал обращаться к нему за пояснениями и уточнениями. И такая вышла замечательная лекция, хоть все над ним и хихикали, но узнали студенты, получается, больше.

Забавных случаев много. Но я их как-то не фиксирую. Это потом только в старости начинаешь вспоминать, какие были забавные случаи в молодости…

– Ваши занятия проходят очень живо, вы ведете их с юмором, с шуточками. Это всегда так?

– Нет, бывают темы, которые так нельзя подавать. Например, есть такая тема, как «Пиар в различных коммуникационных системах». Здесь важно, чтобы студенты записали информацию и выучили, потому что на этом все основывается. Стараюсь вести занятие интересно, творчески подходить к его организации. Я же все время помню, каким я был студентом, помню, как на лекции одного преподавателя я, сидя на первой парте, заснул. Мне было очень стыдно. Так вот я же не хочу, чтобы у меня кто-то спал.

– Бывали ли случаи, когда студенты отдалялись от журналистики и переходили в рекламу?

– На мой взгляд, настоящей журналистики у нас очень мало. С чем это связано? Ну, я думаю, со всем ходом событий. Ради чего идут в журналистику? Как мне кажется, ради романтики: знакомство с новыми людьми, постоянный жизненный водоворот. Если это получается, то человек никогда не уйдет из журналистики в связи с общественностью, потому что это скучно. Хотя и у связей с общественностью есть своя романтика…

Случаи были. На курсе учился яркий парень, активный, на первом «Мистере ЧелГУ» он представлял тогда еще филологический факультет. Он постоянно пытался устроиться в СМИ, но что-то, видимо, не ладилось. В результате он оканчивал университет, будучи простым рабочим. Мы с деканом поговорили и предложили ему вакансию в газете «Челябинский рабочий», теперь он успешно возглавляет там рекламный отдел.

– У вас есть жизненные принципы, установки, от которых вы никогда не отступаете?

– Наверное, есть. Мне хочется, чтобы все было правильно.

– Что бы вы никогда не смогли простить?

– Предательство. Я бы, наверное, мог понять, но простить не могу. Собственно говоря, я и жду того, что мне, если что, тоже предательства не простят.

– Вы оптимист или…

– Ну не знаю… Маленькое лирическое отступление: вот есть либералы и консерваторы. Кто больше совершает в политической жизни реформ?

– Либералы, наверное.

– Нет, консерваторы, потому что они видят проблему и думают, что лучше разрешить ее сейчас, хотя сами, может быть, и против реформ. Вот я, наверное, такой вот пессимист: очень много вижу плохого и считаю, что жизнь становится не лучше и лучше, а сложнее и сложнее… И, конечно, меня это не радует.

– Если бы у людей не возникало никаких сложностей, было бы неинтересно жить.

– Сложности бывают разные. Могут быть романтические сложности. Вот работа мне интересна, я горю, двигаюсь. А может быть, не так: стало сложнее жить, стало дороже жить, стало труднее работать со студентами, продвигать университет.

– А что вас радует?

– Я живу по принципу «надо». Если то, что «надо» разрешилось, то это радует. Еще дети радуют: у меня два сына 16 и 7 лет.

– Какими способами можете повлиять на человека?

– Если нужно – любыми. С другой стороны, если мне кажется, что что-то неправильно, то я и не договариваюсь. Влиять на решения людей приходится постоянно: есть люди, от которых ты зависишь, мнение которых тебе небезразлично.

– Как завоевать авторитет перед студентами?

– Авторитет достигается во многом порядочностью и знанием материала, умением его преподать. Если ты специалист в том, о чем рассказываешь, студенты это чувствуют.

– На что вам не хватает времени?

– На все.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru