Фестиваль

Фестиваль

Эти зрелища, изобилуют цирковой эксцентрикой, к ним добавлен кукольный театр, видеоарт и танец. Русский зритель о французском театре представления имеет мутные, но в целом все к нескольким стереотипам сводится – Мольер, Расин, велеречивая декламация, расшитые камзолы. Конечно, в общем, так и есть, если уж говорить о театральной высокой традиции. Но в отличие от нас, у французов и низкопробные зрелища, ведущие свое происхождение от ярмарочных грубых развлечений, никуда не исчезали. Те, кто летом приезжали на Авиньонский фестиваль, знают, что в эти дни город отдан во власть совсем не великой Арианы Мнушкиной или Патриса Шеро, а принадлежит всецело шутливым бездельникам — акробатам, клоунам, жонглерам, гистрионам. А если опыт Авиньона повторить в России, то ничего не получится. У нас нет глупых балаганов, заняты все только жизнью человеческого духа и психологическим театром. Хотя большинство из этих балаганов мало что стоит, они подпитывают высокую традицию на протяжении десятилетий, а благодаря им иногда вырастают цветы совершенно невиданные, которые на нашей почве невозможны. Та же самая Мнушкина в своих спектаклях очень сильно всегда держалась за площадной театр. У нас и держаться то уж не на что, так как на площадь выходят только омоновцы с митингующими, но не актеры. Устроители фестиваля «Другой театр из Франции», который существует пять лет уже, в этот раз привезли в Москву багеты для картин и три остроумные постановки, каждую из которых назвать можно интеллектуальным балаганом. У нас нет почти такого театра. И это с тем, что одна из постановок исполнена была Полиной Борисовой, нашей соотечественницей. Но почему-то никого не удивляет, что бессловесный спектакль Go! появился не в Ярославле, где Полина работала некоторое время в кукольном театре, а именно во Франции. Если Полина Борисова пришла из кукольного театра, то Жанна Мордож, которая вместе с режиссером Пьером Менье сочинила спектакль «Похвала бороде», из цирка. В своем спектакле она нас прямиком отправляет в ярмарочный балаган, бородатой женщиной прикидываясь. Хотите повеселиться? Пожалуйста! Женщина с приклеенной бородкой и пожонглирует ногами, и удивит всех чревовещанием. Она до самого финала на сцене будет одна, но ей помогут с удовольствием два покойника — Баран и Барсук, чьи черепа то из Шумана что-нибудь лирическое нам исполнят, то поделятся глупыми байками о том «Как я умер».Цирковое эксцентрическое представление вдруг превращается в какой-то более мрачный жанр, и совсем неудивительно, что спектакль вдруг оборачивается «пляской смерти». Бородатая девушка вырывает могилу для себя и закопается в нее аккуратно, при этом говоря - «Внезапно я похорошела». Все-все жизни угасли.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru