ИЗУЧЕНИЕ ПЕРВООСНОВ УКРАИНСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ

ИЗУЧЕНИЕ ПЕРВООСНОВ УКРАИНСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ БУДУЩИХ ПЕДАГОГОВ

Формирование профессиональной компетентности будущих педагогов предусматривает изучение первооснов украинской музыкальной культуры. Включение информации о своеобразном музыкальном искусстве Галицько-

Волынского княжества оказывает содействие усовершенствованию содержательного компоненту воспитательного процесса и объединению современной педагогической теории и народно-педагогической практики.

Б. Д. Кіндратюк, кандидат педагогических наук, доцент (Прикарпатский национальный университет)

В условиях обновления содержания и форм общего образования на началах украинского создания государства особенно возрастают требования к профессиональной компетентности учителей, уровень которой в значительной мере обусловлен интересом студентов к усвоению таких курсов, как "История Украины", "История украинской и зарубежной культуры", "История педагогики" и т. п.. Он значительно усиливается, когда используется информация, которая касается непосредственно того ареала, где ты родился, вырос и к изучению исторического прошлого которого будешь привлекать своих воспитанников. Вместе с тем познание исторической истины оказывает содействие укреплению национального самосознания детей и молодые, поскольку формирование этого личностного качества требует от каждого знания художественной культуры родного края, понимание закономерностей ее этногенеза [1]. В частности, наша практическая работа с будущими организаторами начального общего образования - студентами Педагогического института Прикарпатского национального университета им. В. Стефаника - показывает, что эффективным средством усиления мотивации учіння и усовершенствование содержательного компоненту учебного процесса в пределах преподавания названных курсов есть включения в него знаний о своеобразной музыке Галицко-Волынского княжества.

Однако еще не так давно, имея потребность ознакомиться с искусством этого княжества и беря соответствующую, даже новейшую, литературу, мы не находили, к сожалению, сведений о его музыкальной ветви. Конечно, составить некоторое представление о ней можно было из очерков о музыкальной культуре Киевской Движении, однако там по обыкновению, кроме упоминания о летописном певце Митусу, конкретно не речь шла о галицко-волынских землях. Но если возникал интерес собственно развитием украинской музыки во второй половине XIII - первой половине XIV ст., то в советской историографии, искусствоведении, согласно известной " домонгольсько-післямонгольською" периодизацией, об этом довольно было и искать чего-нибудь систематизированного, поскольку считалось, что из древнерусского искусства виокремилося и украинское, а в указанный период на территориях Украины была руина. Поэтому особый интерес у будущих специалистов вызывают те сведения, которые пока что отсутствуют в учебниках и пособиях, но уже опубликованные как результаты недавних студий.

На основе современных исследований, в частности такого, как "Очерки музыкального искусства Галицко-Волынского княжества" [2], где впервые собрано соответствующий доступный материал, интерпретировано его и на этой основе реконструированы музыкальные страницы этого государства, вносятся необходимые изменения в подготовку будущих специалистов. Благодаря этому они убеждаются, что музыка того времени есть важным ее историческим этапом, который обеспечило развитие украинской музыки после падения Киевского государства. Ведь основываясь на разных источниках (археологических материалах, летописях, рукописных церковных книгах, произведениях средневековой живописи, этнографических исследованиях и т. п.), в упомянутых студиях висвітлено эволюцию музыкального искусства как составной генези и становление украинской культуры в ареале Галицко-Волынского княжества. Кроме того, в ней уже в XIII - XIV ст. проступали етнорегіональні особенности, в частности галичские, волынские и др. [2: 22-26].

Первейшим доказательством активного функционирования здесь разных жанров календарно-обрядового устно-песенного творчества - как подпочва музыкального искусства - есть то, что ее фрагменты вошли в Галицко-Волынское летописное сведение как пересказы, отрывки песен, одиночные поэтические фразы, похоронные причитания и т. п.; частично пересказанные отдельные величальные піснеспіви - "хвалы" (именно эти произведения имели решающее влияние в усвоении Киевским государством византийской гимнографії в ее местных национальных формах; с песнями-хвалами имеют общие черты обрядово-величальні колядки) [2: 44-46]. Конкретно о старожитну фольклорное вокально-поетичну творчество свидетельствуют за более поздний записями XVIII-XIX ст., но сохраненные архаические признаки разрешают не только составить представление о формах и жанрах, а и воссоздать хронологию песен за образно-поэтическим содержанием и музыкально-стилевыми напластованиями. Например, из поры княжения Льва Даниловича и времени бракосочетания его сына Юрия Львовича с дочуркой Ярослава Тверського (1283 г.) к нам дійшла колядка "Ей в поле, в поле, в чистеньком поле".

Поскольку оберігачем традиций, их носителем есть преимущественно сельское население, а в XII-XIII ст. еще не во всех регионах Волыни и Галичской земли были созданные крепкие церковные общины (как и в сдаче стран Европы, процесс христианизации проходил постепенно), то есть все основания считать составной музыкальной культуры

Галицко-Волынского государства, особенно на первых порах ее становления, языческих обрядовых пений. Поскольку общественные события в каждом регионе Движении-Украины были свои, что находило соответствующее отображение в новых произведениях, то особенности имеют те колядки и щедрівки, которые походят из галицко-волынского ареала. В популярных еще в XX ст. песнях-забавах "Король", "Вратарь" інсценізується посадження на галичский престол князя Данила с упоминанием имени его отца, волынского князя Романа, или описывается осада города королем. Со временем основные языческие обряды были приспособлены к церковному календарю. Так слой языческих пений потерял свое культовое назначение, постепенно обогатилась новым историческим содержанием и перешла в фольклорную сферу. Здесь она продолжала по-своему жить и развиваться [2: 35-36].

Важной составной музыкальной культуры Галицко-Волынского княжества были былинки - ведущий жанр давней национальной епіки. Они завершают свое формирование в пор позднего Средневековья. Былинная епіка выполнялась особыми певцами в сопровождении струнно-щипкового инструмента (гуслів, лютни). В речитативно-мелодизованій форме - сказа - возвышенно-героического содержания воспевали не только подвиги князей, бояр, дружинников, других народных героев, а и змальовувалися княжеский быт, обычае, песенно-музыкальные реалии и т. п.. Эти произведения входят в большую эпическую традицию Востока и Севера и есть ее конечной западной границей. В XIII-XIV ст. былинная епіка наполняется новыми сюжетами, связанными с историческими реалиями Галицко-Волынского государства: о князе Романа, Чурила Пленковича, Михаила Козарина и др. Постепенно былинка трансформируется в фольклорные жанры, в частности баллады.

Кроме былинок, к героическому эпосу Галицко-Волынских земель относят некоторые колядки и щедрівки. В процессе своего бытования они изменялись, теряли свой первоначальный магический характер и назначение, пополнялись новыми мотивами и, став величальными песнями-пожеланиями, отображали в целом не только жизнь и надежды людей уже княжеских времен, а и исторические события в обобщенном виде. Примером таких произведений называют западноукраинскую колядку "Ия в поле, поле около дороги стоя палатки чистого злота". Здесь, как припускают, отображены похода воинов-дружинников Киевской Движении [2: 39].

Вызывает заинтересованность студентов и то, что исторические песни появились не в XV-XVI ст., как считалось до сих пор, а на полтора, а то и два столетия раньше в Закарпатье (его коренное украинское население первым стало жертвой агрессии иностранных оккупантов) и на этнографических украинских землях Восточной Словакии - Пряшівщині [2: 38].

Особое место в художественно-эстетичной жизни людей княжеских пор занимали скоморохи - средневековые странствующие музыканты (певца, которые еще и играли на гудке, гуслях и других музыкальных инструментах), танцоры, актере-лицедее. Именно они были носителями новых музыкальных идей [2: 47-51].

Ведущим жанром тогдашней профессиональной музыки нашего края было канонизированное церковное пение - сакральная монодия или гимнографія - особый вид музыкально-поэтического искусства в одноголосой нотной записи. Гимнографія была важным элементом богослужения и вносила яркую эмоциональную краску в обрядовые христианские формы. Одновременно с кулизм'яним пением, существовал и кондакарний (к сожалению, по сей день их записи остаются нерасшифрованными). Одной из ручательств розвою сакрального пения на территориях наших земель стало то, что правители Галицко-Волынской Движении укрепляли Церковь, оказывали содействие переписыванию нотованих рукописных книг. их изучение разрешило исследователям проследить развитие сакрального пения и его проникновение из больших городских центров и ячеек церковной жизни XIII ст. в следующему - XIV ст. - ко всем приходам, охвату им широчайших слоев украинского населения. Уважительную роль в развитии церковно-співочого искусства занимали крилошани, в частности дьяки.

Акцентируя ныне внимание на значении Церкви княжеских времен в развитии культуры, в частности образования, отмечается важность роли, которую отыгрывали здесь дьяконы (дьяки) как учителя музыки. Усиливается она также тем обстоятельством, которое именно при монастырях и церквях были скрипторії-библиотеки, в которых сохранялась нотована богослужебная литература. Если же за учебники тогда правили богослужебные книги, чаще всего Псалтырь, нотовані Октоїхи и Ірмологіони, а неотъемлемым предметом образования было церковное пение, то ученики не только пели на слух - за учителем-дьяком, - ай знакомились с нотописом и учили с его помощью воссоздавать необходимые в богослужебной музыке пения. Ведь дьяки как руководители церковных хоров должны были заботиться об их качественном пополнении новыми півчими [2: 65-66].

Если в XII ст. давний Галич занимал уважительное значение в распространении богослужебной литературы, необходимой для церковных відправ, то уже во второй половине XIII ст. неотложная потребность компенсировать в какой-то мере огромные потери в книжной продукции, которых испытали южные и юго-западные земли Украины вследствие опустошительного нашествия монголо-татар, и обеспечить отстроенные и новосведенные храмы литургийной литературой вызвала возникновение и мощное продуцирование рукописной книги на Волыни. Значительными ячейками книгописання в Галицко-Волынской Движении были также Холм, Перемишль. Известные книги из монастырей Буковины, Закарпатье. В связи с этим предрасполагает к себе внимание фигура волынского князя Владимира Васильковича, который был не просто непосредственным организатором деятельности центра, в котором переписывались книжки, в частности, возможно, нотовані, а и мог делать это собственноручно [2: 54-55].

В Галицко-Волынском княжестве возникли, как обоснованно припускается, ранние формы украинского церковного многоголосия. Вместе с тем в немногочисленных в ту пору католических и армянских храмах, а также еврейских синагогах продолжала властвовать культовая монодия [2: 62].

Изготовлению правильных представлений о музыкальной культуре Галицко-Волынского княжества оказывает содействие показ возможных социальных ролей летописного Митуси, который на протяжении жизни в определенной последовательности или одновременно мог быть не только певцом, как по обыкновению твердиться, а и жерцем, дьяком или просто талантливым церковным певцом и т. п. [2: 67-78; 3].

Заинтересованно воспринимается рассказ о такой составной украинской церковной музыкантов, как игра на звонах и их предшественниках - деревянных билах и металлических клепалах. Они также использовались вместе со звонами. Эти инструменты помещались на специальных сооружениях, которое дало основания твердить о существовании в Галицко-Волынском княжестве монументальных пленерних музыкальных инструментов - колоколен со своими подборами звонов, бил или клепал [2: 79-94]. На Пасху в них били и деть.

Углублению представлений студентов о музыкальном искусстве Галицко-Волынского княжества помогает привлечение их внимания к тому значению, которое имело ознакомление широких слоев населения со Старым и Новым Заветом, которое оказывало содействие распространению музыкального образования. Ведь с его страниц узнаем не только о том, как петь или какие песни выполнять, а и на каких инструментах играли, из чего они были сделаны и как звучали эти "музыкальные орудия Давида". Примером здесь есть содержание 149-го и 150-го псалмов, своеобразного гимну церковному пению, музыкальным инструментам. Благодаря же сохранению общего поэтического строя и духа греко-візантійської гимнографії славянские переводчики тем самым приобщили наших прапредків к мировой казне искусства слова и музыки [2: 96].

Важным ручательством розвою музыкальной культуры в те времена было не только обучение детям пения, а и игре на разных музыкальных инструментах. Началом этого процесса могли быть музыкальные игрушки - глиняные свистки, дудочки, погремушки и т. п., какие ныне найденные археологами [2: 99-100]. Все это дает основания твердить, что в этот период значительно расширяется сфера инструментального музикування - при княжеских дворах, войску, в городской среде. Изображение многих инструментов видим в сцене "Поругание" на росписях 1418 г. часовни Святого Троицы в Люблянском замке, выполненных мастерами перемишльського круга, которых пригласил король Яґайло. Маляры изобразили средневековый ансамбль музыкантов с тогдашними популярными инструментами: малым барабанчиком, шалмаєм - язычковым духовым инструментом, лютней, ребеком - одним из предшественников скрипки, треугольным псалтеріумом и половинным рогом [2: 108-109]. Бытовали тогда и гуслі-псалтырь - инструмент в форме трапеции с округленными углами. Именно с ним, как припускают, родственные цимбали. Использовалась также колесная лира, свирели, деревянные "флейты", дримба. По-разному исследователи определяют назначение найденных и в Поднестровье небольших круглых костяных дудочок, которые имеют один или несколько полукруглых отверстий. Считается, что эти дудочки, среди которых случаются и орнаментированные, могли служить музыкальным инструментом (свірелі на манер "флейты Господина") или использовались для сучения нитей [2: 113]. Небольшие бронзовые или позолоченные бубенчики тогдашние женщины иногда прикрепляли к главному убору или ожерелью, т. е. они служили не только распространенным элементом индивидуальных украшений или создавали таинственный колорит шумовых звуков, которые, за давними поверьями, имели бы отгонять злых духи, а и формировали определенный "музыкальный образ" девушки или женщины [2: 113-114]. Между археологических памяток привлекают внимание металлические пуговицы-бубенчики. Благодаря металлической кульочці в полой части они превращались в особый колокольчик. Наши предки, пришивая на верхнюю одежду эти пуговицы-бубенчики, превращали одежду в своеобразный "музыкальный ансамбль". Это удостоверяет, между прочим, галичского происхождения былинка о Дюка Степановича [2: 114-115].

Итак, игра на музыкальных инструментах была распространена не только при княжеских дворах или вообще в городской среде, а и в сельском быту, среди простых людей. Здесь вырастали свои профессиональные музыканты, совершенствовались музыкальные инструменты, рождались новые жанры. Благодаря этому музыкальное искусство приобретало особенно яркий национальный, в частности етнорегіонального окраска.

Таким образом, в музыкальном искусстве галицко-волынской традиции княжеских пор кроется феномен, который имел в те времена незаурядное значение и в дальнейшем сохранял роль активного фактора эволюции художественной культуры западноукраинского региона. Осознание тяжеловесности этого фактора для искусства всей Украины формирует чувство гордости за свой народ, оказывает содействие лучшей этнической идентификации каждой личности [1: 77]. Вместе с тем изучение особенностей розвою искусства, в частности музыкального, на территориях родного края в прошлому помогает нашим выпускникам не только лучше удовлетворять естественную заинтересованность школьников в его познании, а и на грунте этих студий лучше видеть проблемы его использования в системе современных стоимостей воспитания. Поскольку музыка развивалась в тесной связи с етнокультурними процессами, то это побуждает обращаться к методам народной педагогики, нужно учитывать специфику этих процессов (говорится о том, что художественные традиции в своем большинстве передавались через самое участие в светских или религиозных действах, через практику, а не только через специально организованное обучение). В ходе отладки духовно-морального воспитания детей, становление их художественного образования следует помнить, что церковная музыка прямо или опосредованно связана с сакральной живописью. В свою очередь они интегрируются средствами слова. Поэтому полезно привлекать внимание к существующим в прошлом способам взаимодействия с музыкальным искусством как составной художественного общения, толерантного сосуществования и взаимообогащение разных этносов, культур. Овладение этнических традиций усвоения народного музыкального инструментария помогает не только лучшему его сохранению и популяризации, а и организации изготовления музыкальных игрушек, проведение разных занятий музыкантом. Применение потенциала позанавчальної воспитательной работы также есть одной из условий привлечения нынешней учащейся молодежи к использованию церковных звонов как важного средства укрепления духовного здоровья. Кроме привлечения внимания школьников на уроках истории, литературы, музыки к звонам не только как необходимых церковных приналежностей, а и народных музыкальных инструментов, уникальных исторических памяток, показателя незаурядного уровня развития культуры, в частности в княжеские пор, важным средством пестования уважения подростков к дзвонарського искусства есть включения учеников в туристично-краеведческую, етномузикологічну поисковую работу относительно изучения его родниковых основ, практическую деятельность относительно сохранения этих ідіофонів. Предложенная нами методика их описания и освещенные проблемы, которые стоят перед украинской кампанологією, становятся основой программы работы клубов за интересами, творческих объединений, научных секций Малой академии наук, станций юных техников, туристов, краеведов как содержание поисковой деятельности подростков [4]. Все это оказывает содействие дальнейшей интеграции народной педагогики и современного университетского обучения в ходе решения проблем внедрения инновационных технологий воспитания учеников в позанавчальний время.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru