Дом.

Дом.

Много лет я не живу в доме, который мне почему-то до сих пор снится. С чем это связано? Почему дом не отпускает? Может быть, он хочет, чтобы я его навестила?

Ну, здравствуй, мой старый дом. Дом, в котором я жила много лет, был построен в 1961 году как экспериментальный. Это самый первый в городе дом, собранный из панелей для крупнопанельного домостроения только что запущенного АДК.

Потом такими домами-хрущевками стали застраивать микрорайоны. Все знали, что это временное жилье и срок эксплуатации панельных домов составляет 25 лет. В таких домах можно было спокойно дожидаться, пока государство построит более добротное и просторное жилье.

На фотографии выделены три окошка нашей бывшей квартиры. Сейчас их хорошо видно, а раньше под окнами росли деревья, создавая прохладную тень в летнюю жару и закрывая обзор снаружи. Под окном кухни летом зрела вкуснейшая алыча, а с балкона можно было собирать поспевшую крупную вишню владимирской породы. Под деревьями мы играли в прятки и секретики, устраивали домики, расстилали принесенные из дома одеяла и устраивали пикники.

Двор был очень зеленым и ухоженным. Перед каждым подъездом стояли скамеечки, в центре двора беседка, качели, песочница, турник. В 48 квартирах дома было много детей, и днем в хорошую погоду двор напоминал живой улей. Играли в подвижные игры, о которых современные дети даже не слышали. Летом гомон стоял с утра до позднего вечера, а ночь приносила тишину и покой.

Шли годы и десятилетия. Дети подрастали, создавали свои семьи, уезжали в другие районы, города и республики СССР, на Север и Дальний Восток, но на лето привозили своих детей «на фрукты» в нашу солнечную и щедрую Алма-Ату. Все также весело играли дети во дворе, бабушки с малышней в колясках сидели на лавочках, а по вечерам подростки пели в беседке под гитару.

До середины 80-х жилищное строительство велось очень активно. Из нашего дома жильцы часто переезжали в новые дома «на расширение» — получая хорошие квартиры в домах улучшенной планировки. После 25 лет эксплуатации дома никто не стал выселять людей. Произвели капитальный ремонт со сменой отопления и всех труб водоснабжения. Прошло еще 25 лет. За полвека дом выдержал несколько землетрясений (самое сильное на моей памяти 5,6 баллов), но что будет, если тряхнет сильнее? За многие годы бетон не не разрушился, а вот металл «устал», и его прочность под вопросом. Настроение всех жильцов хрущевок сейчас далеко не такое радостное, как было у новоселов.

С 1986 года мы живем в другом доме, тоже панельном, на 8-м этаже. Про дома этой серии никто никогда не говорил, каков срок их эксплуатации. Сейчас дому 27 лет. Надеюсь, что он пока здоров. Правда, просыпаться от подземных толчков все равно страшно. Сейсмическая активность усиливается, сильное землетрясение в ближайшие годы неизбежно. Жить в нашем городе можно, только погасив чувство страха усилием воли или большой дозой пофигизма.

Люди живут и радуются открывшимся возможностям. Например, в годы моего детства в нашем доме был один автомобиль с ручным управлением, выданный инвалиду войны, один мотоцикл с коляской (владелец также фронтовик), и еще один мотоцикл был у инструктора ДОСААФ, обучавшего вождению допризывников. И всё!

Посмотрите на то, что сейчас представляет из себя мой старый двор:

Ни одного ребенка во дворе не видно, но двор не пустует! Вот так теперь выглядят «ребята с нашего двора». Это уже не живые дети, а четырехколесные средства передвижения, чьи-то осуществленные мечты в виде легкового рая.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru