Мужик с ипотекой

Мужик с ипотекой

Есть у известного российского рукопашника Андрея Кочергина книга «Мужик с топором». В ней он пишет, что настоящий мужик при любом раскладе обязан защитить себя, близких, Родину и слабых. Действовать топором, как видно из названия, не возбраняется, лишь бы результат был.

С Кочергиным спорить не буду, тем более, у нас разные весовые категории, но добавлю: мужик должен обеспечить семью жилплощадью. Как – это другая история, однако легитимных способов существует всего три: получение наследства, покупка и ипотека. Два первых отметаем ввиду очевидной случайности, да и слишком дорогую цену – в прямом и переносном смысле – придется за них заплатить. Остается добровольное ярмо – ипотека.

Свое ярмо я надел перед самым кризисом. Глупость была несусветная, но нужно учесть то, что в то время я удаленно работал с Москвой, жена имела неплохую зарплату, а наш совокупный доход составлял – страшно себе представить – около 100 тысяч рублей. Естественно, никаких проблем с получением документов для представления в банк не случилось. Нас чуть не на руках внесли в купленное жилье. Понятное дело, и с выделением ежемесячного аннуитентного (то есть равного на всем протяжении кредита) платежа из семейного бюджета трудностей не наблюдалось. Мы попросту его не замечали, разве что, чуть реже ходили по ресторанам.

Первые полгода кризиса мы прожили легко. Умудрялись даже что-то откладывать. А вот потом Москва, не стесненная никакими обязательствами, отказалась от моих услуг. Жена сделала подарок на мой день рождения и родила нашу замечательную дочь. Молодой папаша (то есть я) начал чесать голову и постепенно приходить к пониманию, что вокруг маловато поводов для веселья. Супруга – в декретном отпуске и получает 6 тысяч в месяц. Работы в Челябинске нет, если и есть, то за копейки, а банк не собирается делать скидку на лихорадку мировых рынков и регулярно требует свой аннуитент, грозя серьезной пеней…

Накопления, сделанные в «тучный» период, кончились моментально, все-таки ребенок – это очень дорогое предприятие с долгосрочными инвестициями и туманными перспективами. Я устроился на работу, и зарплата моя была меньше, чем сумма, которую приходилось ежемесячно относить в банк. Об этом, разумеется, знал директор фирмы, но поделать ничего не мог, увы. Спасибо хотя бы за то, что не запрещал «левачить» и периодически подбрасывал сторонние заказы. Проще говоря, молодая семья с ребенком и ипотекой не вписывалась, да и сейчас не вписывается в финансовую политику любой компании. Мы, например, проедали «декретные» и жили на случайные приработки два года. За это время никто – ни государство, ни банки – не озаботились нашими проблемами. Лишь недавно в Магнитогорске Владимир Путин сделал заявление, мол, процент по ипотеке должен быть не на уровне 14 – 15%, а на доступном 2 – 3%. Представляя себе мощность банковского лобби, могу предположить, что снижение процентной ставки может занять лет десять.

Сегодня у нас, по крайней мере, все устаканилось. «Наш» банк обанкротился, кредит ушел к другому, под чуть меньший процент. Работу я сменил, дочка пошла в садик, и жена начала получать какую-то зарплату. Тяжело? Тяжело, конечно. Поступил бы я так же, как в 2008? Да, поступил бы. Потому что жизнь должна продолжаться. Ипотека, как не крути, - это процесс свивания семейного гнезда для выведения в нем потомства. В остальных случаях можно ограничиться проживанием на съемной квартире, прогулками по увеселительным заведениям и частыми сменами партнеров, простите за цинизм. Мужик, если он, конечно, не романтический эльф, должен отдавать себе строгий отчет в том, что дело женщины - населить дом детишками, а его – построить этот самый дом всеми доступными способами. Ипотека – это его суровая доля. Жена кормит грудью ребенка. Муж – кровью и потом вскармливает топ-менеджеров банка. Такова жизнь, и ипотека – одно из самых уродливых проявлений ее. Но пока говорить о социальной политике можно только с определенной долей иронии, ничего другого тебе, мужик, не остается.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru