На критерии назначения проверок обрушится шквал критики. Критерии, соответствие которым повышает риск выездной проверки.

На критерии назначения проверок обрушится шквал критики. Критерии, соответствие которым повышает риск выездной проверки.

Что возмущает

То, что на критерии назначения проверок1 обрушится шквал критики, было ясно с самого начала. Определить признаки налоговой неблагонадежности, которые бы учли все многообразие российской бизнес-деятельности, — задача попросту невыполнимая. А в том, что она не решена, и заключается главное обвинение в адрес налоговиков.

Елена Грошенкова, главный бухгалтер ООО «Объединенные кондитеры»:

— Специфика нашего бизнеса такова: весь план по шоколадной продукции делается в IV квартале, то есть под Новый год, в сезон школьных зимних каникул. Шоколад — это зимний продукт, а не летний. Естественно, что продажи летом падают, а зимой повышаются. Поэтому по такому критерию, как рентабельность, мы можем попасть в «группу риска». Тогда как в конце года у нас хорошие показатели. Но нас не пугают эти выездные проверки. Нас и так проверяют ежегодно.

Из того, что критерии претендуют на универсальность, закономерно вытекает и другой их недостаток, на который справедливо указывает профессиональное сообщество, — расплывчатость, неконкретность (подробнее о каждом критерии — на стр. 42). Эти критерии нельзя использовать как инструкцию, как руководство к действию — слишком много вопросов они вызывают. Как считать отклонение от рентабельности? Допустимое отклонение от средней налоговой нагруз­ки — это сколько? А какова критическая величина отставания темпа роста доходов от расходов? И еще много вопросов, на которые «Общедоступные критерии…» ответа не содержат. Оставляя тем самым инспекторам простор для творчества.

Еще одно не менее значимое нарекание: налоговая служба не дает никаких гарантий того, что придут только в те компании, у которых «ненормальные» показатели из тех, что обнародованы. Руководство ФНС не скрывает, что если инспекторы обнаружат какие-либо другие признаки налоговых схем, они имеют полное право назначить выездную проверку. При этом, правда, налоговики уверяют, что на практике соответствие лишь одному из критериев не обязательно означает выездную проверку.

Олег Хороший, руководитель управления администрирования налога на прибыль организаций ФНС России:

— Даже если организация соответствует одному или нескольким критериям, это еще не значит, что налогоплательщик нарушил налоговое законодательство. Даже если уровень рентабельности отклоняется на 20 процентов, но анализ отчетности плательщика и дополнительная информация о нем позволяют сделать вывод, что отчетность сформирована правильно (нет оснований в этом сомневаться), вполне возможно, выездной проверки не будет. Не надо воспринимать новые критерии как некую догму, как нормы законодательства, выполнение которых обязательно.

Роман Скрытин, сотрудник УФНС России по Московской области2:

— Разумеется, отклонение от этих критериев не приведет к автоматическому назначению проверки. Иначе рабочий день сотрудника налоговых органов составлял бы 25–27 часов в сутки. Кроме того, внести предприятие в план проверок — это же целая процедура, и не всегда можно ею воспользоваться.

Возьмем, к примеру, один из критериев — превышение темпов роста расходов над темпом роста доходов компании. Для этого необходимо проанализировать показатели минимум двух лет. Иначе будет утеряно право проведения проверки «последнего» года. Как пример: провели анализ 2007 года (не раньше 31 марта 2008 года — по срокам сдачи годовой отчет­ности). Увидели: ага, наш клиент. Но ждем отчетности 2009 года. Получили, проанализировали — точно, можно говорить о постоянстве превышения темпов роста показателя «расходы» над показателем «доходы». И приняли решение о включении в график проведения проверки. А график уже согласован, его придется корректировать. Вносить поправки в график проверок для каждого предприятия просто невозможно.

И, наконец, мнение тех, кто считает, что от публикации критериев компаниям ни жарко, ни холодно. Главный аргумент сторонников этой точки зрения прост: особое внимание инспекторов к тем, кто показывает убытки, платит низкие зарплаты, заявляет большие вычеты по НДС, — это не новость.

Светлана Нючева, финансовый директор ООО «Белый дом»:

— Некоторое время назад меня вызывали на «зарплатную» комиссию. Предложили поднять заработную плату до уровня среднеотраслевой, несмотря на то, что в нашей компании уровень зарплаты был установлен трехсторонним соглашением — между городскими властями, профсоюзами и организациями (среднеотраслевой размер оплаты труда, разумеется, выше установленного соглашением). Мы нашли возможность поднять зарплаты, однако проверка к нам все равно пришла, и связана она была именно с заработной платой. Наше предприятие работает только второй год, и я уточнила, с чем связана эта налоговая проверка. Инспекторы пояснили мне, что раз мы попали на комиссию, то им необходимо провести «мероприятия», дабы был виден результат их работы.

Роман Чумаченко, генеральный директор ЗАО «Алюминиевые системы»:

— Инспекторы и раньше не скрывали причин назначения проверки — например, если компания показывала убытки на протяжении долгого времени. Да и как компании могут обойти эти критерии? Показывая «лишнюю» прибыль и заплатив с нее налоги, которые не должны были платить? Зачем это надо? Если придут с проверкой, то пусть приходят.

Что обнадеживает

С обвинениями в неполноте и расплывчатости «Общедоступных критериев…» спорить сложно, потому что все эти недостатки налицо. Но вот против позиции «ничего не изменилось» есть один серьезный контрдовод.

Принципиальное изменение состоит в том, что впервые государство открыто объявило те правила игры, которые раньше были негласными. Причем адресован этот меморандум вовсе не главбухам и финдиректорам — они и так прекрасно осведомлены о налоговых опасностях тех или иных операций. Государство в данном случае обращается ко всем директорам и владельцам бизнеса, призывая их разумно делиться доходами с государством. Тем, кто правила игры принимает, обещают спокойствие, остальные — не взыщите, предупреждали.

С этой точки зрения для финансовой службы «Общедоступные критерии…», несмотря на всю их декларативность, большой плюс. Официально установленные налоговые риски — это весомый аргумент для директора в вечнозеленом споре о том, на что можно идти ради экономии на налогах. В данном случае главбуху, который отвечает за налоговые нарушения почти наравне с директором, налоговая служба помогла.

Андрей Брусницын, советник государственной гражданской службы РФ 3-го класса:

— С помощью этих критериев главбухи или финансовые директора смогут снять с себя излишнюю ответственность. В первую очередь эти критерии — информация для оценки деятельности компании. С их помощью топ-менеджмент может реально оценивать, насколько их деятельность подпадает под определенный критерий. Допустим, у компании длинная цепь поставщиков. Согласно документу ФНС, это существенный критерий риска. Если эти цепочки созданы действительно для дополнительных расходов, то руководитель компании самостоятельно будет решать, продолжать работать с этими цепочками или нивелировать налоговые риски путем изменения чего-то в своей деятельности. Но главбух или финансовый директор смогут снять с себя ответственность.

Василий Клочков, генеральный директор ЗАО «Авиафарм»:

— Честно говоря, мне не нравится то, что принятием этого документа ФНС России фактически узаконивает разнообразные комиссии, которые существуют в инспекциях. Однако многие компании постараются подвести свою деятельность под то, чтобы снизить налоговые риски. Это совершенно нормальная и адекватная реакция. Но станут ли компании ломать собственный бизнес ради того, чтобы соответствовать таким критериям, — большой вопрос. Они с этими рисками жили, теперь будут знать их лучше и как минимум будут иметь возможность заранее подготовиться к возможным претензиям.

Чем пугают

Пугают понятно чем: все это только начало, в дальнейшем налоговая служба собирается расширять перечень критериев, соответствие которым грозит особым вниманием налоговиков.

Олег Хороший:

— Публикацию данных критериев можно назвать первым этапом в «обелении» бизнеса российских компаний. Не думаю, что компании смогут как-то обойти эти критерии, разве что указывая в декларациях заведомо ложные данные. Гораздо проще «обелить» часть своих оборотов и честно платить с них налоги. Думаю, что в дальнейшем будут появляться и новые критерии, благодаря которым компании смогут оценить свой бизнес глазами налогового инспектора.

Но мы, понятное дело, бояться не будем. Во-первых, как мы уже сказали, официальные правила игры улучшают взаимопонимание между финансовой службой и генеральным директором.

Во-вторых, еще не известно, что будет с практикой применения критериев — у налоговиков полно проблем с тем, как реализовать высокую идею начальства на практике. По результатам применения новой системы проверок им придется отчитаться. А для этого нужно как минимум ответить на вопрос, как вычленять из массы «уточненное» те, что компании подали, чтобы не соответствовать обнародованным признакам неблагонадежности.

Ну и, наконец, весь опыт взаимоотношения между государством и налогоплательщиками показывает, что на любой лом находится прием. Применительно к новым критериям назначения проверок доказательства тому есть на стр. 44.

1 Официальное название документа: «Общедоступные критерии самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков, используемые налоговыми органами в процессе отбора объектов для проведения выездных налоговых проверок».

2 Имя и фамилия автора изменены.

Критерии, соответствие которым повышает риск выездной проверки

Низкая налоговая нагрузка

Налоговики рассчитали налоговую нагрузку — уплаченные налоги, деленные на бухгалтерскую выручку — по основным видам бизнеса в 2006 году. Отклонение от среднеотраслевой величины в меньшую сторону привлечет внимание инспекторов к компании.

Хронические убытки

Убыток в бухгалтерской и/или налоговой отчетности на протяжении двух и более лет — для налоговиков еще одно свидетельство возможной нечистоплотности компании перед бюджетом. С точки зрения ФНС, так долго работать с финансовыми потерями можно, только если они «бумажные».

Чрезмерно большие вычеты по НДС

Чрезмерно — это когда доля вычетов за последние 12 месяцев превышает 89 процентов от начисленной за тот же период суммы налога. Это примерно соответствует средне российскому показателю. В случае с данным критерием налоговики не потрудились рассчитать среднеотраслевые цифры. Тогда как очевидно, что доля вычетов в бизнесе с низкой рентабельностью и большой долей материальных затрат в расходах без какого-либо криминала со стороны налогоплательщика может быть выше 89 процентов. ФНС обещает исправить эту несуразицу.

Расходы растут быстрее доходов

Опережающий рост затрат, с точки зрения инспекторов, свидетельст­вует о вероятном занижении доходов и/или завышении расходов. Насколько прирост затрат должен опережать увеличение доходов, чтобы попасть на заметку налоговикам, в документе не сказано. В част­ных беседах налоговики говорят, «где-то на 10 процентов». Например, если выручка за год по сравнению с предыдущим выросла на 10 процентов, а расходы — на 23.

Низкая официальная зарплата

Налоговики давно настаивают на повышении компаниями средних окладов до среднеотраслевого уровня. Допустимых отклонений ФНС снова не предусмотрела. Впрочем, этот недостаток исправляется на местах. Скажем, столичные инспекторы с недавних пор сквозь пальцы смотрят на отклонение в 10 процентов.

Приближение к лимитам, дающим право на спецрежимы

С точки зрения инспекторов, подозрительно, если компания на «упрощенке» или «вмененке» дважды и более в год на 5 процентов или менее приближается к предельным нормативам, дающим право на спецрежим. Например, если у компании на «упрощенке» средняя численность дважды в течение года достигла 95 человек.

Использование посредников без видимых деловых причин

Сомнение у налоговиков вызовет длинная цепочка поставок товаров или готовой продукции покупателям либо растянутая цепочка закупок. В каждом дополнительном звене инспекторы видят фирму-«однодневку» и следы необоснованной налоговой выгоды.

Непредставление пояснений налоговикам

Верный способ напроситься на выездную проверку — не представлять налоговикам требуемые ими пояснения (читай — документы) в ходе камеральной проверки. Этот критерий — еще одно свидетельство того, как инспекторы без труда обошли запрет требовать в ходе «камералки» любые документы: не хотите представлять по-хорошему — получите выездную ревизию.

Неоднократная смена налоговой инспекции

Согласно документу, о вероятной налоговой нечистоплотности свидетельствует смена компанией юр адреса в ходе выездной проверки. Налоговики видят в этом попытку сорвать ревизию. Воспользовавшись этой уловкой дважды, организация попадет на прицел инспекторам.

Низкая рентабельность

Подозрение у налоговиков вызывают компании с рентабельностью продаж и активов на 10 и более процентов ниже среднеотраслевых показателей, рассчитанных ФНС. С рентабельностью активов все традиционно — это бухгалтерская выручка, деленная на валюту баланса. А вот рентабельность продаж налоговики считают по-особому — делят прибыль не на выручку, а на себестоимость продаж. Нетрудно заметить, что при такой формуле завышение расходов больнее бьет по рентабельности, так как не только уменьшает числитель дроби (прибыль), но и увеличивает знаменатель (себестоимость).


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru