Три года кризиса.

Три года кризиса.

Когда начался текущий кризис? Вероятно, самым правильным ответом будет отсылка к 2007 году, когда западные банки испытывали острую нехватку ликвидности, когда стал очевидны пузыри на различных рынках и американские фондовые индексы начали снижение от своих вершин. Впрочем, россияне еще почти год пребывали в благостном заблуждении относительно тихой гавани, то есть демонстрировали полное непонимание степени глобализации мировой экономики даже на уровне первых лиц государства. Сегодня эта ошибка выглядит детской наивностью, однако в начале 2008 года обвалившиеся российские индексы начали своё восхождение к новым вершинам, закончившееся 19 мая. Продержаться год, между летом 2007г. и летом 2008г., рынкам помогла мягкая кредитно-денежная политика ФРС, заметная на графике индекса доллара уровнем 70,70 (17 марта 2008г.) и последующим июльским разворотом. В общем, точной даты начала кризиса не существует, поэтому мне показалось вполне корректным предложить отметить трехлетнюю годовщину именно сегодня, в пятницу 13 мая.

Общие итоги.

Оглядываясь назад, можно, на мой взгляд, сформулировать несколько выводов, которые стали очевидными за три прошедшие года:

1. Мировая экономика и мировые финансы глобальны

2. Существуют значительные противоречия между национальными и глобальными мировыми интересами

3. Существуют противоречия между финансовым и промышленным капиталом

4. Современная валютная система не адекватна экономической реальности

5. Финансовая система управляема узким кругом лиц, действия которых не подконтрольны обществу.

6. Монетарные методы управления экономики близки к пределу своих возможностей.

Если исходить из того, что естественный ход событий есть процесс объективный (а я исхожу именно из этого), то можно предположить, что новая эпоха процветания наступит лишь тогда, когда вышеуказанные противоречия начнут сглаживаться, чего, увы, пока не происходит. Все эти годы мы, по факту, наблюдаем американскую финансовую и политическую активность и реакцию всего остального мира на эту активность. Причем замечу, что активность даже не американская, а банкстерская, американской она выглядит лишь постольку, поскольку банкстерская штаб-квартира находится именно там.

Что означает необходимость сглаживания вышеуказанных противоречий? Она означает подчинение национальных экономических интересов общемировым, стимулирование производства и ограничение финансовых спекуляций (то есть перенаправление денежных потоков из финансового в реальный сектор), переход к глобализованным формам валютной системы, формирование представительной системы управления мировой экономикой. Отмечу, что реальный выход из кризиса может начаться не при достижении новых целевых состояний, а уже в случае начала проведения вышеуказанных изменений. Не стану описывать все сомнения относительно самой возможности такого перехода, но скажу, что новая экономическая модель требует серьезной политической перестройки, а значит, может быть осуществлена двумя способами – либо под эгидой современного лидера, то есть США, либо при условии значительного ослабления тех же самых США. Поскольку на видимом горизонте не видно возможности реализации ни того, ни другого сценария, предположу, что кризисное состояние продлиться еще очень долго. Кстати, о сроках: экономисты и политики в 2008-2009 г. г. прогнозировали, что преодоление кризиса займет около 10 лет. До сих пор похоже на правду…

Давайте взглянем на мировую экономику не как аналитики или инвесторы, а как субъекты этой самой экономики. Докризисного благосостояния достигли лишь немногие страны, в первую очередь новые «азиатские тигры» во главе с Китаем, собственно, они не только «догнали» докризисный уровень, но и в значительной степени «перегнали» его. Неплохо чувствуют себя экономики Австралии и Новой Зеландии, ориентированные в большей степени на тот же азиатский спрос. Европейская экономика в целом чувствует себя очень неблагополучно – огромные, непосильные долги и колоссальная безработица. Большинство развивающихся сырьевых стран, наподобие России, чувствуют себя тоже весьма средненько – при цене за баррель нефти в 120 долларов российская экономика и граждане не испытывают того благостного состояния, что наблюдался в предкризисный период. Развивающиеся страны, не имеющие современной технической, технологической базы и лишенные значительных сырьевых ресурсов, прозябают всё в том же болоте, испытывая дополнительное инфляционное давление. Американская экономика, несмотря на «статистическое восстановление» также находится в очень болезненном состоянии. Причин тому несколько – это высокая безработица, стагнирующий спрос и кредитование, относительное снижение прибыльности реального сектора бизнеса. Таково моё представление о мировой экономике на оценочном уровне.

Если резюмировать, то получаем следующий «сухой остаток»:

Китай (и азиатские сателлиты) оказался главным бенефициаром кризиса и основным потенциальным драйвером восстановления.

Европейская и американская экономика в тупике и на грани ослабления.

Третьи страны играют в чужую игру по чужим правилам, не получая ни новых благ, ни потенциала для будущих свершений.

С точки зрения будущего, было правильно рассматривать в первую очередь перспективы американской и китайской экономик, остальные регионы будут идти в фарватере этих лидеров.

Американская экономика, как я уже написал выше, находится в тупике.

Для объяснения тупиковости момента – напечатанные ФРС деньги лишь компенсировали делеверидж, так и не сумев запустить реальный экономический рост. Кредитование не растет, делеверидж продолжается, госдолг на угрожающем рейтингу (то есть угрожающем невозвратом) уровне, безработица высока, а дальнейшее вливание денег бессмысленно и угрожает инфляцией. Какими бы красивыми не были статистические изыскания, экономика США находится в тупике, более того, буду утверждать, что она готова сорваться в пропасть. Такому утверждению есть несколько оснований: во-первых, полностью отсутствуют внутренние точки экономического роста, во-вторых, повторюсь, это проблема высочайшей долговой нагрузки, в-третьих, это угрожающе низкий коэффициент прибыльности корпораций к стоимости сырья (его удобно отслеживать как соотношение индекса S&P500; к индексу CRB), и наконец, в-четвертых, невозможность далее проводить стимулирующую монетарную политику.

Вероятно, Америка может стагнировать. Но Америка не может расти. Точнее, может, но только за счет перераспределения в свою пользу благ, производимых в других странах. Чем грозит такое положение вещей? Вопрос почти риторический…

Китайская экономика в некотором смысле является антиподом американской. Прогнозируемое китайскими официальными лицами замедление экономического роста является, по всей вероятности, лишь фазой спада в рамках цикла. Для Китая более актуальны проблема политической стабильности и американского давления по поводу ревальвации юаня. По сути дела, эта самая ревальвация является в настоящий момент единственно возможной точкой роста для всей мировой экономики. Остается лишь два вопроса – каким образом удастся заставить китайцев пойти на этот шаг и окажется ли этого шага достаточно для продолжения мирового роста. Кстати, я по-прежнему предполагаю, что сопутствующим росту курса юаня процессом будет удешевление (а вовсе не удорожание!) сырья.

С точки зрения перспектив, нельзя забывать и о набивших оскомину долговых проблемах. Вероятно, удерживать стабильность долговых рынков можно будет лишь в том случае, если точки роста реальной экономики будут найдены. В ином случае долговой рынок будет сворачиваться, что неминуемо приведет к коллапсу всего финансового рынка, а «вторая волна» окажется значительно мощнее первой.

Таким образом, с моей точки зрения, мировая экономика в целом имеет либо перспективу сколлапсировать, либо все же принять более-менее стабильное состояние, если Китай даст ей небольшой, но все же шанс на рост. Вопрос в том, воспользуемся ли мы все этим шансом, чтобы хотя бы в некоторой степени сгладить противоречия, выявленные в ходе кризиса.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru