НЕФТЬ: «ПОБЕДИТЕЛИ И ПРОИГРАВШИЕ»

НЕФТЬ: «ПОБЕДИТЕЛИ И ПРОИГРАВШИЕ»

Суровой реальностью для глобальных рынков стал резкий рост цен на нефть. С сентября 2010 сырая нефть марки Brent, за короткое время выросла с 75$ за баррель до 119$. Резкий скачок цен был обусловлен событиями, происходящими в MENA (Middle East and North Africa)Ближнем Востоке и Северной Африке

Тем не менее, некоторые аналитики и эксперты считают, что рост цен до 90-95$ за баррель вполне согласуется с ростом глобального спроса в Азии. В таком случае получается что, геополитические риски, связанные с событиями на Ближнем Востоке и Северной Африки, вложили в рост нефти лишь около 20$. Поэтому, если ситуация напряженности на Ближнем Востоке и Северной Африке обострится, цены на нефть могут выстрелить ещё выше.

По мнению аналитиков из Nomura, если Ливия и Алжир, в связи с обострением ситуации, прекратят поставки нефти, то цена может дойти и до 220$ за баррель. Вообще аналитики из Nomura накладывают текущую ситуацию, на события, происходящие в Персидском заливе в 1990-91 годах, которые привели к изменениям цен на нефть. Так же выделяя три стадии воздействия на цену нефти. Период ожидания войны, угроза нефтяным ресурсам (это то, что происходит сейчас, по их мнению), тогда рост был на 21%, сейчас, с началом волнений рост составил 13%, далее должны проследовать ещё две фазы. Во второй фазе тогда, рост цен на нефть составил 109% за 2 месяца при фактическом перебое поставок нефти. Ну и третья фаза, это снижение цен на докризисные уровни при возобновлении поставок и прекращении войны. Цены возвращались в тот раз на прежние уровни в течении 3 месяцев.

Поэтому камрады из Nomura, призывают быть бдительными, говоря о том, что рынки находятся в осаде. И советуют внимательно следить за развитием второй фазы.

Для развивающихся рынков основной проблемой является то, как «нефтяной шок» отразится на деловом цикле. Александр Редмэн, беспристрастный стратег из Credit Suisse, считает, что цены выше 120$ за баррель пустят под откос промышленное производство в глобальных масштабах. Поэтому играть на фондовых рынках с акциями развивающихся стран будет очень опасно.

Создается порочный круг – рост цен на энергоносители порождает рост цен на продовольствие, если учесть прогнозы по росту нефти к 200$ за баррель, то не сложно предположить, что это спровоцирует резкую волну роста процентных ставок в странах с развивающимися экономиками. Пытающимся влезть в такие моменты в рынок, лучше предпочесть валютный, рынку акций или облигаций.

Citigroup обращает внимание на подобное негативное развитие сценария. В Citi полагают, что глобальная продовольственная инфляция вполне может повыситься до 30% в этом году. А при наихудшем развитии ситуации, глобальная инфляция может достигнуть 75% на конец года, превышая пиковые значения инфляции 2007 и 2008года.

Citi также разработал «индекс уязвимости», показывая, насколько восприимчивы данные экономики к повышению процентной ставки в случае «ценового шока» на продовольственные товары.

По мере развития ситуации на Ближнем Востоке и Северной Африке, можно будет предположить реакцию рынков. Если напряженность в странах MENA не пойдет на убыль, то высокие цены на нефть, основанные на страхе и опасениях срыва поставок, будут удерживаться и возможно даже расти. Это подорвет остатки на текущих счетах и вызовет валютную слабость в импортирующих нефть экономиках.

Какие ещё могут быть интересные идеи в контексте развития ситуации по вышеописанному сценарию?

Ну, у облигаций обычно дела идут неважно во время высокой инфляции. Но существует множество продуктов с фиксированным доходом, основная сумма по которым индексируется с учетом уровня инфляции. Фактически, рынок облигаций, индексированный по уровню инфляции, оценивается в настоящее время приблизительно в 300 млрд. долларов.

Опять же, господин Редмэн из банка Credit Suisse придерживается мнения, что колебания цен на акции, на рынках развивающихся стран будут ограничены в связи с высоким уровнем инфляции, которая будет снижать покупательскую способность потребителей ЕМ. При этом акции, связанные с недвижимостью и собственностью, по всей вероятности, будут демонстрировать опережающую динамику. На сырьевых рынках явными победителями будут компании по добыче нефти, газа и угля. В проигрыше могут оказаться энергоемкие отрасли промышленности, например, металлургическая, горнодобывающая промышленность и транспортный комплекс.

Из экзотики, на азиатском валютном рынке, интересно рассмотреть покупку Сингапурского доллара к основной корзине валют (Доллар, Евро, Йена), и скупать по хорошим прайсам Индонезийскую рупию против Южноафриканского ранда. Не менее интересны шортовые позиции Бразильского реала против Мексиканского песо и продажи Чилийского песо против Колумбийского.

Так же инвесторы делают ставки на активное ужесточение денежно-кредитной политики, сдерживающее инфляцию, скупая процентные свопы.

Правда есть одно замечание: Связь между высокими ценами на нефть и финансовыми рынками, практически невозможно предсказать.

Тем не менее, David Lubin, экономист из Citigroup, считает, что глобальные макро-инвесторы, которые в настоящее время держат пари против стран-импортеров нефти, из-за ухудшения в налогово-бюджетной сфере, инфляции и прочих финансовых проблемах, глубоко заблуждаются. То, что импортеры нефти потеряют в текущем счете, они получат в счет операций с капиталом из-за переработки нефтедолларов.

Иными словами, вспомните волшебную игру, под названием «Перераспределение международной ликвидности», которая происходит по причине глобальных валютных дисбалансов. Непредвиденная прибыль от нефти обеспечивает инвесторов Персидского залива огромными излишками, которые затем инвестируются в Казначейство США. Благодаря этому, безрисковая ставка процента продолжает оставаться на низком уровне, подхлестывая глобальный поиск доходов, что в свою очередь является стимулом для активов развивающихся рынков.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru