Мифология особых компетенций на рынке инвестиционного аудита: ставки сделаны, ставок больше нет

Мифология особых компетенций на рынке инвестиционного аудита: ставки сделаны, ставок больше нет.

Обращаясь к теме "инвестиционного аудита", необходимо, прежде всего, сузить гуманитарное содержание этого термина до строго профессионального. В широком смысле экспертиза инвестиционных проектов может быть названа аудитом, как называют аудитом проверку любого проекта на соответствие неким правилам (так появился экологический и даже пожарный аудит!) В профессиональном сообществе принято ограничивать сферу применения инвестиционного аудита исследованием деятельности внебюджетных фондов, финансовых институтов и профессиональных участников рынка ценных бумаг. Аудит возникает и развивается вместе с рынком как инструмент адекватного взаимодействия участников процесса товарно-денежного оборота. Регуляторы в виде свода законов и правил появляются чуть позже. Поэтому когда на отечественный рынок инвестиций пришел регулятор, он обнаружил там уже обосновавшегося аудитора. Что сделал регулятор с аудитором? – Пометил специальной лицензией.

В 90-х годах аудиторы, специализирующиеся на работе с инвестиционными институтами, получали специальную лицензию. В настоящее время такая лицензия не выдается. Набор компетенций инвестиционного аудитора никак не выделен из общего набора компетенций. Специализированная лицензия выдается лишь для работы в банковском и страховом секторе. Тем не менее, наличие устаревшей инвестиционной лицензии в пакете документов аудиторской фирмы дает ей преимущество в специфическом секторе рынка. Инвестиционные компании, паевые фонды и прочие профучастники рынка инвестиций и ценных бумаг, размещая заказ на проведение обязательного или инициативного аудита, зачастую придают значение наличию в портфеле компании такой лицензии. С одной стороны, документ является свидетельством того, что фирма-аудитор обладает набором компетенций в сфере инвестиционного аудита. С другой стороны, ожидания не всегда оправданы. Ротация персонала, наделенного теми навыками, а порой и смена руководителей компании, приводит к вымыванию компетенций, которые гарантировала некогда полученная лицензия. Впрочем, здесь нет ни правил, ни исключений.

Историческая коллизия с лицензией до сих пор дает некоторое преимущество обладателям таковой не только на свободном рынке, но и в распределении госзаказа. Различные внебюджетные фонды нуждаются в проведении ежегодного аудита. Заказ размещается по конкурсу. Требование наличия специализированной лицензии до сих пор иногда встречается в предложенном аудиторами брифе. Коллизия – просьба предъявить несуществующую лицензию – объясняется тем, что заказчик хочет таким образом проверить репутацию претендента. Действующий ФЗ 94 позволяет оспорить такое требование как незаконное. Впрочем, большинство фондов проводят не тендеры, а котировки, то есть выбирают подрядчика исключительно по стоимости услуг. Поэтому наличие или отсутствие исторического опыта, репутации не играют решающей роли в сегменте распределения госзаказа. Если говорить о Пермском крае, то особенностью рынка можно назвать его ограниченность. Заказ на инвестиционный аудит в основном формируют три-четыре крупные компании: "Витус", "Ермак", "Пермская фондовая компания" и "ПМ-инвест". Количество местных ПИФов прирастает ежегодно, однако повлиять на распределение заказа этот фактор не может. В замкнутом пространстве, где все друг друга знают по имени-отчеству, нет необходимости проверять наличие документов, что затрудняет вход новых игроков на рынок даже при наличии всех возможных лицензий.

Аудиторы, специализирующиеся на работе с инвестиционными институтами, любят рассказывать о том, что специфика их деятельности в глубоком понимании процессов рынка ценных бумаг: там сверхвысокие обороты, там неподдающиеся пониманию простого смертного процессы. Они убеждены, что аудитор, работавший с пищевой промышленностью, строительством или сельским хозяйством, не справится, взявшись за проверку инвестиционного фонда, он утонет в непроизносимых терминах, таких, как "перекредитование", "фьючерсы" или "сделки с обратным выкупом". Поэтому их мнение однозначно – необходимо придерживаться строгой специализации, и хорошо, что чужие здесь (в освоенном ими сегменте) не ходят. Даже если инвестиционный аудит является самым сложным из всех видов аудита, освоить его при наличии определенных интеллектуальных качеств и образования все-таки можно, о чем свидетельствует приток кадров в компании, занимающие прочные места на рынке.

На самом деле, есть еще один, более значимый, ограничительный фактор. Можно предположить, что кастовость на рынке инвестиционного аудита уходит корнями в его специфику. Аудиторское заключение по результатам деятельности инвестиционной компании или паевого фонда – документ публичный. Огромное значение имеет представление инвесторов о добропорядочности фирмы, дающей заключение. Это обстоятельство говорит в пользу того, что любой новичок в этом деле имеет очень мало шансов.

При этом аудиторы почти никак не защищены от интереса транснациональных компаний, имеющих свой интерес в Пермском крае. Внешние компании уже поделили банковский и страховой рынок, не исключено, что следующим их шагом будет атака на рынок аудита, со всеми вытекающими последствиями. В этом случае ссылки на наличие серьезной исторической перспективы, глубоких корпоративных связей и высоких стандартов не помогут. Надо будет предъявить что-то более убедительное.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru