Распорядитель танцев

Распорядитель танцев

Профессиональных фигуристов к соревнованиям готовят не только тренеры, но и хореографы. Один из лучших российских хореографов Татьяна Дручинина еще недавно работала с олимпийскими чемпионами Турина Татьяной Навкой и Романом Костомаровым, которые в прошлом году покинули любительский спорт. Другая подопечная Дручининой швейцарка Сара Майер на последнем чемпионате Европы впервые в своей карьере выиграла "серебро". О роли хореографа в успехах и неуспехах фигуристов Татьяна Дручинина рассказала корреспонденту "Петербургского журнала".

Первой была Москвина

Татьяна Дручинина в юности занималась художественной гимнастикой. И в 1987 году стала чемпионкой мира. Но травма заставила ее досрочно завершить карьеру. Впрочем, окончательно со спортом Дручинина не рассталась. Может, потому, что вышла замуж за фигуриста Артура Дмитриева, который в 1990-х годах дважды становился олимпийским чемпионом в парном катании.

- Понятно, что вы попали в фигурное катание во многом благодаря супругу?

- Не совсем так. Конечно, еще когда Дмитриев катался в паре с Натальей Мишкутенок, а потом и Оксаной Казаковой, я была немного вовлечена в процесс. Давала советы, чтобы ребята улучшали программы, пыталась помочь. Причем в какой-то момент до того перетрудилась с критикой, что Артур в сердцах даже бросил: "Ты ненавидишь фигурное катание!" Хотя это, конечно, не так.

А уже окончательно меня завлекла в мир фигурного катания Тамара Москвина. В конце 1990-х она уехала в Америку и готовила к Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити Елену Бережную с Антоном Сихарулидзе. В один из дней Тамара Николаевна позвонила мне и спросила: "Таня, ты бы не хотела помочь мне в работе с учениками?" Так я стала заниматься с учениками Москвиной, а потом начала помогать Александру Жулину (тренер Навки и Костомарова. - Прим. авт.), который тоже жил в США, и другим тренерам и фигуристам. Например, работала с американскими одиночницами Сашей Коэн и Сарой Хьюз.

- Но Москвина вернулась в Россию, а вы почему-то остались в США.

- Я осталась в Америке, потому что должна была довести до Олимпиады в Турине Навку с Костомаровым.

- В случае с Коэн и Хьюз получается, что вы растили конкурентов Ирине Слуцкой?

- Если бы меня пригласили, то с удовольствием бы помогла самой Слуцкой. Однако... Я обожаю российских фигуристов, но кто откажется от работы с такими интересными и талантливыми спортсменами, как Коэн и Хьюз? Рудольф Нуриев как-то сказал: "Мой дом там, где балет".

- Свои профессиональные навыки вы получили, занимаясь художественной гимнастикой, - этого достаточно для хореографа?

- Для хореографа знание балета обязательно. Человек может не выучить точных терминов, не знать, как называется то или иное движение, но он должен понимать, что делает. Мне в жизни несказанно повезло, когда после завершения спортивной карьеры я оказалась в Театре спорта. В основе шоу была художественная гимнастика, но, готовя номера, мы занимались именно балетом. Ну а затем я попала в студию Леонида Якобсона и полностью погрузилась в балет.

- Собирались выйти на большую сцену?

- Собиралась, пока не попала в автомобильную аварию и не получила тяжелейшие повреждения ноги. После того несчастного случая о балетной карьере пришлось забыть.

Из амеб в чемпионы

- В чем все-таки заключается работа хореографа? Ведь программы фигуристам ставят тренеры.

- Верно. Основные идеи принадлежат наставникам. Вместе с фигуристами они придумывают сценарий, насыщают программы элементами. Но потом эти программы надо "чистить", "доводить", чем, собственно, я уже и занимаюсь. То есть добиваюсь того, чтобы жесты спортсменов были по-настоящему выразительны, а выступления эмоциональными. Обычно мы сначала занимаемся хореографией в зале, а потом уже переносим все это на лед. Самое сложное сделать программу живой, чтобы в ней были чувства, страсть. Когда мы с Татьяной Навкой готовили олимпийскую "Кармен", то часами стояли перед зеркалом и отрабатывали движения. Подбирали, например, какое-нибудь звонкое слово, чтобы Таня произносила его, и на лице появлялось необходимое выражение - ненависть или любовь. Кроме того, я помогаю спортсменам с растяжкой. В связи с новыми правилами фигурного катания и, соответственно, новыми требованиями ребята должны быть очень гибкими.

- Есть некий набор движений, из которых вы выбираете, что подходит тому или иному фигуристу?

- Никаких стандартов не существует. Иногда совершенно случайно понимаешь, что для полноты картины партнер в какой-то момент должен бросить короткий взгляд на партнершу. Или подчеркнуть какую-то эмоцию взмахом руки.

- Чего фигуристам ни при каких обстоятельствах нельзя делать на льду?

- Можно делать все, что укладывается в рамки тех требований, которые диктуют правила соревнований. В принципе движения могут быть любыми, если они подходят для танца. Но очень важно, чтобы тебя понимали зрители. Можно придумать что-то невероятно красивое, но совершенно непонятное для зрителей, и тогда вся работа пройдет впустую. Высший класс - это, когда фигуристы оставляют в душе зрителя след. Я очень не люблю, когда спортсмены выполняют на льду одни только элементы, даже если хорошо их выполняют. Это все равно, что прийти на балет и уйти со спектакля пустым.

- Как появилась идея программы "Кармен" у Навки и Костомарова, с которой они стали олимпийскими чемпионами?

- Еще за три года до Игр в Турине Александр Жулин решил, что на Олимпиаде ребята станут танцевать под эту музыку. Можно сказать, это была его мечта. Естественно, многое смущало, в частности, то, что под эту мелодию уже каталось немало пар. Но Жулин пошел на риск. Правда, мы решили уйти от трагичных образов и создать торжественную "Кармен". Практически после каждой тренировки по 45 минут мы с ребятами ставили правильные движения. Я не давала ребятам уроки классического балета, а отрабатывала только те движения, которые нужны для программы. Помню, несколько лет назад, когда Татьяна с Романом только встали в пару, люди называли их амебами на льду и считали, что ничего толкового из них не выйдет. Однако прошло время, и посмотрите, как здорово они раскрылись. Для меня Навка с Костомаровым, безусловно, особенные ученики.

Семейные отношения

- На работе хореографа сказываются личные отношения между партнерами или тренером? Вот Жулин - супруг Навки. Это создавало дополнительные сложности?

- Лично для меня это значения не имеет. Но у самих ребят, конечно, возникали определенные сложности. Костомаров иногда чувствовал, что Таня с Александром, скажем так, заодно. И чтобы находить необходимый баланс, Жулину постоянно приходилось доказывать Роме, что к обоим спортсменам у него ровное отношение.

- Когда вы смотрите, как выступают соперники фигуристов, с которыми вы работаете, желаете им упасть или совершить какую-нибудь ошибку?

- Зла соперникам своих учеников я никогда не желаю. Когда смотрю за их выступлениями, не надеюсь на падение или ошибку. По-моему, это тебе же может аукнуться. В случае с Навкой и Костомаровым я была уверена, что они станут чемпионами. Их главным конкурентам американцам Танит Белбин - Бенжамин Агосто, на мой взгляд, все-таки не хватало мастерства, чтобы победить.

- Как оплачивается труд хореографа?

- Каждый случай индивидуален, и назвать конкретных цифр я не готова. С кем-то ты заключаешь долгосрочный контракт и получаешь заранее обговоренную сумму. Иногда хореографа приглашают только для того, чтобы помочь в постановке отдельно взятой программы, и тогда выплачивается единовременный гонорар. Причем у каждого свои расценки.

- Сегодня вы снова работаете с Москвиной?

- Да. Мой сын Артур, когда мы жили в Америке, начал заниматься фигурным катанием, тренировался у Жулина. А после Олимпиады Жулин вернулся в Россию, потому что Навка работает преимущественно здесь. В результате, чтобы Артур продолжал кататься, я решила отдать его в группу Алексея и Татьяны Мишиных. И когда прилетела в Петербург, вновь раздался звонок Москвиной, которая предложила мне заниматься с ее учениками. Сейчас я помогаю многим молодым ребятам, а также паре Юка Кавагучи - Александр Смирнов. Кроме того, помогаю нескольким танцевальным дуэтам и одиночнице Саре Мейер. Со швейцаркой я сотрудничаю уже на протяжении четырех лет, встречаемся обычно летом во время предсезонных сборов. Я, как могу, стараюсь вытащить из них всех талант и помочь перенести его на лед.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru