В гостях у мэра-знатока

В гостях у мэра-знатока

Когда я начинал, я был знаком с Доркиным Виктором Ивановичем, это человек вообще легендарный среди глав, среди тех, кто работает в муниципалитетах Московской области. Поэтому я многому тогда учился и у Виктора Ивановича, и у других глав.

Сегодня Виктор Сиднев занимает должность директора Троицкого инновационного кластера. Мы брали у него интервью, когда он был мэром Троицка, одним из лучших мэров, надо сказать, города-наукограда. Сегодня у Виктора Владимировича День рождения. Газета "Открытая линия" с удовольствием вспоминает, как мы были в гостях у мэра-знатока.

Виктор Сиднев - кандидат физико-математических наук, автор более 30 научных работ в области гидродинамики плазмы. Обладатель «Хрустальной совы» и звания «Лучший капитан клуба «Что? Где? Когда?». С 2003 года — мэр города Троицка Московской области. Виктор Сиднев дал большое видеоинтервью газете «Открытая линия» и сайту Двести РУ. Речь шла о строительстве социального жилья, о социальных парковках, об оптимизации муниципальной власти, о соединении Москвы и Подмосковья и о многом другом. — Спасибо, Виктор Владимирович, что Вы согласились дать интервью. Мы здесь при въезде в город уже заметили, что Ваш город поразительно отличается от других городов Подмосковья, даже от нашего прекрасного Дзержинского. Просто вот сразу все, что мы увидели по дороге сюда, вызвало удивление: и новые трибуны на новом стадионе, и Дворец Искусств, и новое оборудование в новом саду напротив здания администрации. Как будто мы на Запад попали. Как Вам удается такой уровень благоустройства поддерживать?— Дело в том, что совсем недавно я был в Дзержинском, хочу тоже о нем много хорошего сказать, и, когда я начинал, я был знаком с Доркиным Виктором Ивановичем, это человек вообще легендарный среди глав, среди тех, кто работает в муниципалитетах Московской области. Поэтому я многому тогда учился и у Виктора Ивановича, и у других глав. То, что сделано за последние годы, удалось, конечно, все до кризиса, потому что сейчас очень трудно заниматься какими-то новыми вложениями. Тем не менее, за последние 7 лет, которые я являюсь главой, мы поставили задачу не просто благоустройства города, а перехода на новые стандарты жилищного строительства, на новые стандарты благоустройства. В частности, одна из главных задач, которую мы на сегодняшний день решили, — остановили многоэтажное жилищное строительство. Я надеюсь, что мы заканчиваем последний многоэтажный дом, а все остальные здания будут строиться малоэтажными.— Малоэтажные — это сколько этажей?— Малоэтажные — это до 6 этажей. Потому что дом в 6 этажей уже требует лифта. В прошлом году мы приняли генеральный план, и в генеральном плане у нас нет площадок под многоэтажное жилищное строительство, только если федералы будут что-то строить на своих землях.— И прирост населения остановится?— Численность, она на самом деле будет увеличиваться, не надо уж так сравнивать. Дело в том, что высокоплотная малоэтажная городская застройка по плотности населения сравнима с многоэтажными зданиями. Это могут быть таун-хаусы, могут быть просто малоэтажные дома, но плотность многоэтажных домов — она может быть больше. Дело в том, что при строительстве многоэтажных домов возникают другие технические требования : их близко к друг другу не поставишь, а малоэтажные дома можно поставить ближе друг к другу. По росту населения — это сопоставимые цифры. Предельная плотность для многоэтажной застройки — это 11 тыс. кв. м. на гектар, а для малоэтажных можно построить 8 тыс. кв. м. на тот же гектар. Но мы закладываем 4 тыс. на гектар, примерно в два раза меньше, чем плотность многоэтажек.— Троицк всей стране ставят в пример, даже в кризис вам удается строить жилье. Правда ли что у вас ЖСК получают землю без аукциона? Объясните механизм.— Единственный способ сегодня предоставлять земельные участки для немуниципального и негосударственного строительства — это аукцион. Поэтому мы пытались участвовать в разработке законодательства, которое бы позволяло предоставлять кооперативам земли без аукциона. Но на сегодняшний день такого законодательства нет, поэтому мы договорились и кооперативы у нас выходят на аукцион и будут бороться наравне с коммерческими застройщиками, вот, в частности, за ту малоэтажную застройку, про которую я говорю. Но одновременно мы собираемся поддерживать кооперативы финансово, и в этом смысле у них больше возможности победить на аукционе, потому что часть затрат по строительству мы будем компенсировать членам кооператива из городского бюджета. Пока мы обсуждаем 30%-й размер компенсации. Стоимость земли и стоимость подключения к сетям, они примерно одинаковые по затратам, и вот 30% стоимости подключения к сетям мы собираемся компенсировать жилищно-строительным кооперативам, но только для жителей г. Троицка. Люди могут получить жилье вдвое дешевле, чем это стоит сегодня на рынке. Есть еще один интересный и забавный для меня результат. Дело в том, что одна из таких болезненных проблем в стране и в Троицке — это проблема леса, потому что у нас треть территории Троицка занимает лес, и наши жители очень бдительно относятся к любому использованию лесных участков. Те два участка, которые у нас называются микрорайон ЖСК, мы отдаем под малоэтажные застройки, мы надеемся, что кооперативы там победят и будут там строиться, там в общем-то идет речь о вырубке этого участка, там 24 гектара леса. Очень серьезная вырубка под жилищное строительство. У нас были недавно публичные слушания, где обсуждали создание парка на небольшом участке рядом с музыкальной школой, и там предлагалось строительство ресторана, под него нужно было вырубить 10 деревьев. Это вызвало такую бурю возмущения народного; мы, конечно, отказались, я считаю, что это неправильный шаг. С учетом того, насколько это острая тема, мы все же отказались. Но когда были слушания по 24 гектарам, ни один защитник леса не пришел по той простой причине, что большинство из них хотят купить квартиру. Они участники кооператива и они собираются там приобретать жилье. И поэтому на эту тему никто ничего не высказал. Вот мы объявляем аукционы, и, я надеюсь, что все будет в порядке.— У нас много общего в истории городов, в том числе, печальные моменты. В Дзержинке был убит мэр Доркин, в Троицке — мэр Найденов. После кризиса политического Вам досталось не очень хорошее наследство, и, я полагаю, город грозился перерасти во вторую «Щербинку». Как выбирались из кризиса? Говорят, недовольных сейчас практически нет?— На самом деле у нас было больше десятка объектов в списке проблемных, сегодня осталось два. Тем не менее, проблема есть. И проблема, к сожалению, трудно решаемая. В одном случае застройщик отказывается передать эти объекты собственно гражданам и пытается в рамках банкротства продать эти дома с аукциона. Тогда дольщики вообще останутся ни с чем, и мы уже 5 лет с этим боремся. А во втором случае там, к сожалению, дольщики между собой не могут договориться. Вот два проблемных дома у нас осталось. Мы сейчас ищем пути решения и в первом и во втором случае, но в целом нам удалось в этом году завершить вакханалию точечных застроек. А то, что вы слышали про муниципальное строительство, мы один дом муниципальный сдаем в этом году, но это за счет денег, которые мы получаем по программе наукограда.— К социальному жилью хочу вернуться. В Дзержинке не строится социальное жилье вообще. У нас в больнице кадровый дефицит, половины участковых врачей не хватает. Чем их привлечь? Только жильем. Купить коммерческое жилье врачи, учителя позволить себе, к сожалению, не могут.— Ну, во-первых, Вы не совсем правы, что они не могут его купить, потому что у нас есть такой опыт. Я сказал, что мы строим муниципальный дом за счет средств федерального бюджета, которые мы получаем по программе наукограда. Но денег нам федеральных хватило ровно на полдома, и поскольку, в связи с кризисом, резко сократилось финансирование по программе развития наукоградов, мы приняли решение: на вторую половину дома мы привлекли очередников и бюджетников как соинвесторов, мы создали кооператив из этих очередников и бюджетников и предложили им купить это жилье. Причем я не скажу, что это дешевое жилье, получилось по 45 тыс. за кв. м. Так вот, я Вам хочу сказать, что на 40 квартир, которые мы предложили для очередников и бюджетников, у нас пришло 80 человек, из них 22 очередники и 18 бюджетников. На сегодняшний день они оплатили все свои квартиры, в ноябре мы сдадим этот дом, и они свои квартиры получат. При этом, во второй половине дома, которая построена чисто за бюджетные деньги, мы впервые в этом году за последние 15 лет даем очередникам квартиры общей очереди.— Большая очередь?— Очередь у нас более 1000 семей на сегодняшний день, а дали в порядке общей очереди 25 квартир, еще мы дали 238 квартиры ветеранам войны. Сначала мы удовлетворяем всех очередников, около 20 человек. Это туберкулезники, это психически больные, те, кому по медицинским показаниям положено жилье, мы не можем им дать позже, чем простым очередникам. Поэтому мы потихоньку удовлетворяем их в порядке очереди. В общей сложности их порядка 25-30 человек.— Я в Вашем видеоблоге на Яндексе смотрела обсуждение по социальным парковкам. В Дзержинке тоже катастрофа с парковками. Расскажите подробнее, хотим перенять опыт.— Это первая вот такая наша попытка побороться с парковками. Дело в том, что мы стали строить во дворах бесплатные парковки, но результат получился довольно печальный, потому что, во-первых, все эти парковки занимаются машинами, которые не ездят, особенно зимой это хорошо видно. У меня одна из парковок была тут под окнами несколько лет, и когда с 9 этажа выглядываешь, то видно, что у большей части машин метр снега на крыше. Поскольку парковка бесплатная, то никаких стимулов убирать машину нет. Это раз. А во-вторых, увеличение бесплатных парковок приводит еще к одной проблеме, которая проявилась особенно прошлой зимой. Прошлая зима была снежная, особенно конец зимы, и возникла проблема уборки парковок, довольно большая нагрузка на управляющие компании, а ведь никто дополнительно за уборку этих парковок не платит. Здесь возникает и вопрос социальной справедливости, потому что парковками пользуются в основном те, у кого есть машины. Они мало того, что неудобства создают тем, у кого нет машин, так еще те, у кого нет машин, платят за уборку тех парковок, т. е. за тех, у кого есть машины. Вот две точки зрения, с одной стороны — неэффективность бесплатных парковок, а с другой — социальная несправедливость, привели к идее создания на придомовых территориях платных парковок за счет самих автомобилистов. Идея очень простая. Когда мы предоставляем землю под парковку, люди платят небольшие деньги за то, что они пользуются этой землей. Это у них гарантированная стоянка около дома. Там, на самом деле, ставится барьер на законных основаниях, и туда въехать может только тот, кто оплатил.— А небольшие деньги — это сколько?— Вы знаете, мы сейчас договорились порядка 1000 рублей в месяц, при том, что у нас охраняемая стоянка стоит не менее 3500 рублей, как правило — 4000. Это все-таки в 4 раза дешевле, чем охраняемая стоянка на придомовой территории. Те люди, например, которые работают в Москве, приезжают в 9-10 вечера, машину ставить некуда. Потому что занято либо теми, кто вообще не ездит, как я говорил, либо теми, кто ездит по городу, и кто уже в 6 часов вечера поставили свои машины. Человек, который работает в Москве, он, как правило, зарабатывает больше, чем тот, кто работает в городе. И вот пусть платит 1000 рублей за то, что у него гарантированная стоянка, что ему никуда не надо будет ходить и легко будет поставить машину вечером, с одной стороны. С другой стороны, в прошлом году был очень сильный снегопад, и я поехал на возложение венков к Вечному огню, и я нигде не мог припарковаться в Москве, кроме тех площадок, где точно есть хозяин. У магазина убрано, у ресторана убрано, у парикмахерской убрано, все что относится к муниципалитету — завалено снегом. Поэтому когда есть-таки хозяин такой стоянки, он сам и отвечает за то, что он сам снег будет убирать и проследит за тем, чтобы его барьер был в порядке. Т. е. у людей меняется отношение. При этом мы освобождаем от оплаты уборки придомовой территории управляющую компанию. Так что это все в общих интересах. На самом деле, это не мы придумали, в какой-то момент жители сами начали делать придомовые парковки, но, когда жители начали это делать, другие жители стали предъявлять к ним претензии, потому что это общая территория и чего ты тут приватизировал кусок придомовой территории? Мы сначала боролись с этими людьми, срезали барьеры, которые они ставят, а потом в какой-то момент подумали: а зачем? Наоборот, надо помочь жителям. Причем там же очень простой подход. Если мест не хватает, допустим, есть 20 желающих и есть только 10 стоянок, причем вот эти стоянки строятся за счет самих жителей, т. е. вы вносите аренду…ну грубо говоря, стоянка стоит 3 тыс.: сделать ее, заасфальтировать, поставить барьер, чтобы закрывать стоянку, за 3 месяца вперед платите деньги и получаете, так сказать, право пользования. Причем, если этих стоянок не хватает на всех жителей этого дома, то делаете аукцион среди желающих.— Вопрос не о Троицке, а вообще. Собянин, Громов, встречаются в последнее время и долго говорят о совместных планах развития Москвы и области. Вот что это такое? Это все-таки объединение Москвы и области?— Нет, я думаю, что это неправильно, потому что получится монстр такой, непонятно как там будет с управлением. Москва-то большая. А у нас есть такой выдающийся математик, Виктор Павлович Маслов, живет в Троицке. Вот он в газете «Правда» написал статью, что объединение Москвы и области, станет просто неуправляемой системой. Вот один из таких подходов. Но то, что они должны согласованно развиваться, здесь никаких сомнений нет. Ну куда у нас упираются все наши шоссе, дороги, они же все упираются в границы Москвы. Куда выезжает значительная часть населения Москвы и Московской области? Все выезжают в Московскую область, создавая огромные проблемы нам, связанные с обслуживанием жителей, социальными инфраструктурами, уборкой мусора того же. Здесь совершенно нормальное отношение, вот тот конфликт, который был, он, к сожалению, был персональным, таким личностным конфликтом, а не конфликт двух субъектов Российской Федерации. То, что происходит сейчас, — это нормальное развитие событий между Москвой и Московской областью. Мне кажется, это неправильно. Во всяком случае, не с этого надо начинать. Как говорил небезызвестный Ленин, прежде чем объединиться, надо окончательно разбежаться. Поэтому надо разделить зоны ответственности, как бы отрегулировать эти отношения, дальше уже можно объединяться легко.— Вопрос по поводу наукограда. Мы не стали наукоградом, к сожалению, по разным причинам, вплоть до того, что некому было серьезно вопросом наукограда заниматься. Троицк — наукоград. Что это дает городу, простым жителям?— Ну смотрите, во-первых, это все-таки какие-никакие федеральные деньги. К сожалению, сейчас очень небольшие. Мы сейчас пытаемся изменить федеральный закон. Мы его подготовили, и этот закон находится сегодня на довольно поздней стадии обсуждения. Он согласуется министерством. Мы пытаемся расширить полномочия местного самоуправления. Дело в том, что в законе о местном самоуправлении, в 131-ом, есть статья 81-я, которая на сегодняшний день не реализована, она говорит о том, что особенности местного самоуправления в городах-наукоградах регулируются отдельным федеральным законом. Вот, по сути, мы сейчас пытаемся принять один федеральный закон, смысл которого в предоставлении городам-наукоградам дополнительных полномочий в части науки, инноваций, образования. В чем собственно специфика наукограда и состоит. Это позволит тратить деньги местные из местных бюджетов. Это позволит получать субсидии из регионального, федерального бюджета. И, по сути, создастся новое качество наукоградской среды.— Какой бюджет сейчас у Троицка?— У Троицка 1 млрд. примерно при 37 тысячах человек населения. Если по переписи, то 38. На 1 января было 37,6. По переписи — уже 38,5.— Я знаю, что Вы — сторонник введения должности сити-менеджера? Почему? — Закон допускает три способа организации местной власти. Первый — это который есть у нас сегодня. Глава избирается всенародно и является главой исполнительной власти. Второй способ — это тот, который предлагал я, но пока мне не удалось убедить Совет депутатов изменить Устав в эту сторону, но во многих местах он сегодня переменился. Когда глава избирается всенародно и является председателем совета депутатов, а Совет депутатов назначает сити-менеджера по определенной процедуре, которая тоже предусмотрена в законе. Есть третий способ, на мой взгляд, наименее удачный. Это когда глава города является председателем Совета депутатов и избирается Советом депутатов из числа депутатов. Вот этот способ — он наименее устойчив, потому что он внутри себя порождает всегда борьбу, то, что глава внутри Совета и есть возможность то так сгруппироваться, то сяк сгруппироваться. В Краснознаменске такая ситуация, когда глава в какой-то момент был свергнут Советом. Так сказать, внутри срока действия полномочий. Поэтому я считаю, что оптимально — это когда глава выбирается всенародно. В этом смысле он и является председателем Совета, он легитимен именно в силу того, что получил большинство голосов жителей. Совет депутатов не может его своим решением снять процедурой в связи с выражением недоверия, которая безотносительно способа избрания главы действует. Но в целом такой способ создает некоторый баланс между главой и Советом. При этом сити-менеджер назначается советом, он не должен участвовать в выборах. В чем проблема выбранного главы? Это необходимость, так сказать, оглядываться на будущие выборы, и очень часто принимать неэффективные решения. Потому что, к сожалению, эффективные решения часто бывают непопулярные. Люди, которые такие решения принимают, вынуждены просто ставить крест на своей карьере. Достаточно вспомнить Гайдара или Чубайса, у которых политическая карьера закончилась. У одного, когда он освободил все цены, а у Чубайса — когда он провел очень непопулярную приватизацию. На мой взгляд, такие моменты были неизбежными, и кто-то должен был взять на себя политическую ответственность. Вот сити-менеджер, не будучи избранным, он более свободен от этих влияний, это первое, а второе — поскольку не надо проходить выборы. Очень часто эффективный менеджер не избирается вообще, он обладает другими качествами, он управленец, кем и должен быть на самом деле сити-менеджер. Я считаю, что такой способ организации на сегодняшний день самый оптимальный. И самое главное (в чем я пытался убедить депутатов, и вот только сейчас они начали это понимать, после того, как отказались принимать такое решение) это уменьшает риски. При смене власти, Совет депутатов коллективным решением принимает решение по сити-менеджеру, а глава города, который избран всенародно, он не является хозяйственный руководителем. Он не распоряжается напрямую денежными потоками, и в этом смысле он тоже контролируем Советом. Так что, я думаю, что у этого будущее.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru