Реакция народа о XX съезде КПСС в Чехословакии

Реакция народа о XX съезде КПСС в Чехословакии

Партийная критика XX съезда КПСС узрела в них чуть ли не манифест воинствующего индивидуализма, подрывающий мораль «нового человека». И тем не менее отпор нормативной эстетике социалистического реализма назревал как по линии формы, так и по линии содержания, особенно после знаменательного 1953 г. Так, писатель и критик Ян Трефулка в брненском журнале «Гост до дому» выступил с резко отрицательной оценкой сборника весьма декларативных (в духе официальных пожеланий) стихов популярного молодежного поэта Павла Когоута «Время любви и сражений» (1954). Развернулась целая дискуссия о схематизме в литературе, что предвещало наступление новых порядков, однако поначалу все это ни в коей мере не затрагивало представлений о незыблемости социалистического строя. Наиболее острый и болезненный для Чехословакии вопрос о невиданных в истории этой страны кровавых репрессиях рубежа 1940-х — начала 1950-х годов ло прежнему оставался нерешенным, но 1953 г. и затем XX съезд КПСС открыли возможность для относительно более свободного выражения мыслей и творческого поиска в искусстве.

О новом этапе в развитии чешской литературы можно с уверенностью говорить после Второго съезда Союза чехословацких писателей, который состоялся вскоре после XX съезда КПСС. Общее стремление к переменам, сознание необходимости для искусства быть ближе к обыкновенному человеку и его ежедневным нуждам прозвучало уже в заранее подготовленном и утвержденном партийными инстанциями докладе Витезслава Незвала, где содержался такой, например, пассаж: «Поэзия, в которой не найдется места для слова “чеснок”, как-то отстранена от человека». И далее: «Ничего не могу с собой поделать, но Сейферта — именно за его конкретность, простоту, предметность — я ценю выше других, хотя порой мне и кажется, что он мог бы смелее вмешиваться в нашу жизнь».

В «поэзии будничного дня» уже не было места нарочито бодрым мотивам, переполнявшим стихи «шокового периода». Словно подхватив эстафету от Сейферта, молодые писали о любви (поэма И. Шотолы «Думаю о тебе», кстати сказать, переведенная на русский язык Б. Окуджавой, и многие другие произведения молодых поэтов), о городских буднях (пражские зарисовки М. Флориана), о повседневном труде ученых (М. Голуб). Жила в их стихах и горькая память о прошлой войне и ужасах оккупации (посвященная трагедии уничтоженной фашистами чешской деревни Лидице поэма «Гейновские ночи» К. Шиктанца (1960); поэма И. Шотолы «Это было в Европе» (1960)), жила мечта о всеобщем мире. Молодой задор звучал в ставшей популярной «Оде азарту» И. Шотолы из его сборника «Мир наш насущный» (1957), призывавшей снова и снова повторять попытки «попасть в цель» пока есть хоть «несколько мизерных процентов надежды».


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru