Интеграционные проекты как повод для оптимизма?

Интеграционные проекты как повод для оптимизма?

В Ереване прошла презентация доклада "Россия и Армения: интеграция на фоне глобального кризиса", подготовленного сотрудниками Центра проблем Кавказа и региональной безопасности Института международных исследований МГИМО Михаилом Волхонским и Николаем Силаевым. Один из авторов, Николай Силаев, прибыл в Армению, и на презентации его представил журналистам председатель общественной организации "Интеграция и развитие" Арам Сафарян, который также заметил, что с самим докладом можно ознакомиться на сайте soyuzinfo. am.

Николай Силаев, в частности, отметил, что в этом году в Центре проблем Кавказа и региональной безопасности была подготовлена исследовательская работа об актуальных тенденциях международных отношений на Южном Кавказе, а упомянутый доклад представляет из себя переработку той части исследования, которая относится к Армении. Итак, несколько главных тезисов доклада.

Россия на сегодня находится в сложной ситуации, с точки зрения международных отношений -- у нее острый кризис в отношениях с Западом, который трудно сравнивать с теми кризисами, что были раньше. Однако несмотря на это данный кризис минимально затрагивает Южный Кавказ. Дело в том, что на Западе, с одной стороны, хорошо понимают, какой может быть цена разбалансировки ситуации, а с другой -- отношения России со странами Южного Кавказа, и в первую очередь с Арменией как с ближайшим союзником в регионе, достаточно прочные, чтобы выдержать нынешнее положение. Более того, эти отношения не просто сохраняются, но и углубляются -- Армения вступает в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). "На мой взгляд, отношения между Россией и Арменией, с точки зрения безопасности, важны, подчеркну, для обеих стран, -- заявил Силаев. -- Российская военная база в Гюмри, конечно, нужна Армении, но она нужна и России, особенно в сегодняшней ситуации".

Спикер также выразил надежду, что развитые отношения в сфере безопасности сейчас будут достраиваться столь же развитыми отношениями в экономике, по другим направлениям, в частности, гуманитарного сотрудничества. Последнее направление не менее важно, чем первое, поскольку военные базы сами по себе не являются гарантией эффективной защиты российских интересов. Примером тому может служить история с российскими военными базами в Грузии.

Затем Силаев перешел к вопросу российcко-армянских отношений в контексте нынешней геополитической конкуренции между Россией и Западом. "Мы привыкли смотреть на весь комплекс проблем, который связан с различными интеграционными проектами на постсоветском пространстве, как на конкуренцию этих проектов. Конечно, то, что мы видим в Украине, является самым острым примером такой конкуренции, когда, по сути, попытка во что бы то ни стало втянуть Украину в ассоциацию с Евросоюзом закончилась госпереворотом и гражданской войной. В то же время, судя по тому, что мы наблюдаем сейчас, у нас есть повод для оптимизма, когда мы смотрим на взаимодействие этих интеграционных проектов на Южном Кавказе", -- отметил Николай Силаев, имея в виду подписание, с одной стороны, Грузией соглашения об ассоциации с ЕС, а с другой -- интеграцию Армении в ЕАЭС. Однако, поскольку у Армении и России нет общей границы, и транспортное сообщение осуществляется через территорию Грузии, большое значение для успешной интеграции имеют отношения между Ереваном и Тбилиси, то есть договоренности, которые заключаются непосредственными участниками разных интеграционных проектов. И если дипломаты хорошо поработают, то это может стать тем редким примером, когда несмотря на широкую рамку конкуренции интеграционных проектов появятся возможности сотрудничества для компаний, бизнесменов на уровне отношений между участниками ассоциации с ЕС, с одной стороны, и членом ЕАЭС -- с другой.

Коснувшись вопроса нынешней непростой экономической ситуации в России, Н. Силаев отметил, что она сложилась не в этом году: "Это, к сожалению, длительный тренд -- плод тех ошибок, которые были допущены после кризиса 2008-09 гг., и в меньшей степени связано с нынешней международно-политической конъюнктурой". Он выразил надежду, что как раз трудная внешнеполитическая ситуация подтолкнет Россию к ведению более энергичной и смелой политики развития. Не случайно, что президент Путин недавно выдвинул несколько смелых экономических инициатив, о которых невозможно было бы говорить, если бы не нынешняя "санкционная" война. Во всяком случае, нынешняя конъюнктура -- вопрос месяцев или, может, нескольких лет, а перспективы ЕАЭС и Армении в ней Силаев призвал рассматривать в других временных рамках -- десятилетий.

Кроме того, на взгляд исследователя, у тех стран, которые участвуют в ЕАЭС, есть, как минимум, одно преимущество перед теми странами, которые находятся в ассоциации с ЕС. Поскольку ЕАЭС -- новое интеграционное объединение, находится на старте и меньше ЕС, у тех стран, которые присоединяются к ней сейчас, есть гораздо более выгодные переговорные позиции, чем у тех стран, которые подписывают соглашения с ЕС. "Если упрощать, то имеется в виду, что можно требовать больше и претендовать на большее, -- сказал Силаев. -- Россия, инициируя это интеграционное объединение, конечно, берет на себя больше ответственности, чем взял бы ЕС в программе ассоциации".

Арам Сафарян, в свою очередь, отметил, что в докладе российских специалистов поднимаются также вопросы восстановления железных дорог через Абхазию и строительства ветки на Иран. И здесь в первую очередь встает вопрос экономической целесообразности их строительства. "После заявления Путина на встрече с лидером Абхазии в Сочи, считаю, что многократно возросла вероятность успеха в переговорах с участием всех заинтересованных сторон, -- отметил председатель общественной организации "Интеграция и развитие". -- Я имею в виду не только Грузию, Абхазию, Россию и Армению, но и, например, Турцию, откуда грузопоток в РФ многократно увеличился после начала "войны санкций".

Касательно же экономической целесообразности А. Сафарян отметил новую реальность, которую пока мало учитывают -- Казахстан недавно закончил строительство железной дороги, которая проходит через всю Центральную Азию до стыка с иранской железной дорогой. Таким образом, грузы, и в первую очередь -- зерновые, могут идти из Казахстана в Армению аж до Тебриза. Оттуда остается построить до Армении всего 60 километров пути.

Уже после окончания презентации Николай Силаев ответил на несколько вопросов корр. "Делового Экспресса", начав с ответа на вопрос, насколько продвинуло идею восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию недавнее заявление Путина.

-- Вообще, сам договор между Москвой и Сухумом, ее финальная версия предполагает гораздо меньше, чем первоначальная. Он в этом смысле стал менее насыщенным. Конечно, если говорить о восстановлении железной дороги и вовлечении грузинской стороны в этот процесс или хотя бы в переговоры, то тогда договор скорее осложняет текущие отношения между Россией и Грузией. Хотя и не очень существенно, потому что он незначительным образом меняет сложившийся статус-кво. А заявление Путина о железной дороге -- важное заявление. И, кстати, это не первый его подход к данной теме. Первый был еще в мае 2003 года, когда он встречался в Сочи с Шеварднадзе, и они обсуждали соглашения по Абхазии, в том числе вопрос возвращения беженцев и восстановления железнодорожного сообщения. Тогда много беженцев вернулось в Гальский район Абхазии, но железная дорога так и не была восстановлена... Сейчас же вопрос в том, будут ли даны поручения МИД и другим ведомствам по практической проработке вопроса восстановления железной дороги? И второе -- в какой степени грузинская сторона готова вести разговор на эту тему (абхазская сторона, по всей видимости, готова)? Заявление спецпредставителя премьера Грузии Зураба Абашидзе по этому вопросу было достаточно обтекаемым: он сказал, что Грузия рассмотрит вопрос при условии уважения территориальной целостности страны. Но еще раз подчеркну, что важны конкретные политические действия. Ведь, например, однажды Путин сказал, что можно отменить визы для граждан Грузии, но никаких поручений МИДу за этим не последовало. Был и такой эпизод...

-- Многое, наверное, упирается в вопрос, насколько восстановление сообщения выгодно самой Грузии? Скажем, не уменьшится ли загрузка портов?

-- Да, это вопрос экономических расчетов. Я, кстати, пока не видел адекватных расчетов. Скажем, как вырастет общий грузопоток? Возможно, он вырастет настолько, что за счет этого выиграют и грузинские железные дороги и порты. Надеюсь, что упомянутое заявление Путина приведет к тому, что у нас, наконец, эти расчеты сделают, поскольку исследование Интернешнл Алерт дает расчеты окупаемости дороги исходя из железнодорожных тарифов. В то время как считать надо не окупаемость дороги по тарифам, а ее окупаемость по общему экономическому эффекту.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru