«За благодать нужно потерпеть»

«За благодать нужно потерпеть»

Корреспондент «Вестей» сходила на Великую крестным ходом8 июня Великорецкий крестный ход вернулся в Киров. Около 20 тысяч паломников участвовали в перенесении чудотворного образа святителя Николая на реку Великую, к месту его обретения. Наряду с вятчанами прославлять небесного покровителя, показавшего своей жизнью пример смирения, кротости и послушания Церкви Христовой, отправились люди из самых разных уголков страны. Примечательно, что с каждым годом в рядах паломников все больше молодёжиПо зову душиИдти, не идти?.. Предстоящие трудности, конечно, пугали. Мои сомнения накануне развеял звонок подруги. «Великорецкий крестный ход так ценится в России! Люди едут к нам за тысячи километров. А мы здесь живём, и грех не сходить», - сказала Настя. Окончательно подвигла на сборы знакомая верующая женщина Наталья Аркадьевна, мол, идти нужно, трудностей и в жизни не меньше, а Николай Угодник за труды нам обязательно поможет. Крестный ход - это ещё и интересные встречи. Ведь вятскими тропами и дорожками через леса, поля и старинные села на Великую пробираются и москвичи, и питерцы, не мало людей с Урала и из Ростова-на-Дону... Ощущение, что святитель Николай собрал и ведёт за собой всю православную матушку-Россию. И, конечно, у каждого из путешествующих свои внутренние причины.- Сейчас идём в четвёртый раз. А в первом крестном ходе у нас заговорил ребёнок. Это настоящее чудо, - поделилась Ирина из Петербурга. – С тех пор нас ноги сами несут в крестный ход, теперь это для нас как обет и благодарность Николаю Чудотворцу. Кстати, эта женщина служит в подворье монастыря в Санкт-Петербурге. И, видимо, чудо каждому даётся по вере. Вдруг в пёстрой толпе меня окликает знакомый. На вопрос, как он здесь оказался, Сергей сказал: «Наверное, здесь все идут с какой-то личной проблемой». Вот и девушка Мария на привале поделилась, что недавно, окончив консерваторию в Нижнем Новгороде, переехала жить в Москву, а в столице много сложностей с работой, поэтому и прибегает к помощи святителя Николая. Однако не все идут на Великую с просьбами и проблемами. На привале в Горохове пожилая кировчанка сказала, что ей по душе сама атмосфера среди православных: «На время оказываешься будто в параллельном мире. Можно говорить с единомышленниками о Боге. А по возвращении домой понимаю, что всё не вечно. Меньше стала завидовать зажиточной соседке, меньше осуждать…» С другого края рядом с нами пристроилась молодая пара. Пока девушка ходила за кипятком, мужчина рассказал, что они приехали с Кавказа, из Минеральных Вод. В Кировской области он служил в армии и как-то раз крестный ход сопровождал, будучи солдатом. А теперь спустя десять лет приехал, чтобы пройти весь путь уже паломником. У другого молодого человека подобная история. Еще в 19 лет пожарный-спасатель Андрей по долгу службы, как сотрудник МЧС, проводил крестный ход. С тех пор уже десять лет ходит на Великую как паломник. На сложном участке перед Великорецким Андрей специально замыкает крестный ход – вдруг кому потребуется помощь. Две молодые кировчанки рассказали, что ходят уже несколько лет, и для них важен сам процесс сопровождения Великорецкой иконы.- Меня мама еще с детства приучила к церкви и молитве. А теперь каждое лето с подругой отправляемся в крестный ход. И такого блаженства, радости нигде не испытывала. Особенно по возвращении обратно в город. Это счастье, - призналась Людмила. Примерно об этом же своим попутчикам говорил просветлённый рыжебородый монах:- Что такое благодать? Какими словами ее опишешь? Это просто можно ощутить. И ни в каком магазине её не купишь. Не зря за ней люди устремляются на Великую. И подвиг по силамОднако, видимо, благодать эту, как выразился один паломник, «еще заслужить надо, а для этого потерпеть». А терпеть в крестном ходе приходится всем. Сапоги стирают ноги, каждый шаг даётся с болью, плечи натирают лямки рюкзака. Сверху печёт солнце… Кому-то еду тащить тяжело, а у кого-то она закончилась, и хочется есть. У кого-то молитва, у меня – нытьё. И вдруг на привале рядом с нами маленькая девочка с серьёзными недетскими глазами держит папу за руку и ни грамма уныния. Оборачиваюсь и вижу мальчика. На костылях. О чем-то радостно щебечет с родителями. Это сразу вразумляет. Помолчать бы уж мне со своей мозолью да набитым шоколадками «тяжёлым» рюкзаком. Интересно было наблюдать за старушками-трудницами. Молитвенницы в платочках, превозмогая тяготы, в пути непрестанно читали акафист Чудотворцу. Приходилось видеть, как врачи заклеивали бабушкам мозоли. А вот жалоб и стенаний от них не услышишь. Вот уж кто истинно верит и знает, зачем идет. Кстати, подвиг на Великую совершали не только паломники. В колонне в Макарье рядом с нами оказался сотрудник ОМОНа. Сказал, что сопровождать колонну – это их долг. Задействованы все сотрудники отряда. Спасатели в оранжевых жилетах наблюдали за состоянием паломников, каждые 500 метров колонны были под контролем, работала рация. В основном спасали от мозолей. Дни и ночи напролёт трудились медики. Бригада врачей Юрьянской больницы № 1 в крестном ходе участвует постоянно. Доктора отмечают, что нынче были случаи, когда людей беспокоило давление, иногда – аллергия. Но основная проблема – это клещи. Даже по ночам то и дело по этому поводу обращались к врачам паломники. Клеща доставали, помещали в баночку, которую отдавали на обследование в специально организованный пункт. Оказывая медпомощь, врачи никого не принуждали «сходить с дистанции». Только рекомендовали, а принимал решение уже сам паломник. На местах стоянок желающих вернуться в Киров ожидали автобусы. Хлеба и каши хватало всемНочлеги - отдельная история. Сколько бы ни заботилось правительство, устанавливая бесплатные палатки, понятно, что на всех не хватит. Нести с собой - также вариант не для каждого. Мы, например, ночевали где придётся. В тёплую ночь в Бобино – на улице. В Монастырском в истопленную баньку попали, где и вымылись. А две ночи в Великорецком провели в местном ДК. Вроде бы радоваться надо: место под крышей нашлось, другие о таком лишь мечтали, а я приуныла: во-первых, как сельди в бочке, во-вторых, возмутила и цена за постой: 120 рублей с человека за ночь. И вместо того, чтобы смириться и быть благодарной за тёплый ночлег, снова начала причитать. А потом подумала: «Правильно сказала одна москвичка, нас ведь никто не гонит, мы на то и идём в крестный ход, чтобы научиться терпеть, где-то усмирить свою лень и гордыню».На крупных остановках работала полевая кухня. Раздавали кашу и горячий чай. Подвозили на машинах квас и пирожки. Продавцы сельских магазинчиков относились с пониманием, предлагали кипяток. В мурыгинской школе утром напоили чаем с баранками. В Гирсове вновь можно было подкрепиться хлебом и кашей. А уже в Кирове, у церкви Святых Исповедников и Новомучеников российских для паломников были накрыты трапезные столы. Многие даже пожалели, что тащили в рюкзаке консервы, голодными бы всё равно не остались. Символичен ливень в финале пути. Ещё у церкви Веры, Надежды, Любови и матери их Софии сияло солнце и не было намёка на дождь, как вдруг на улице Московской припустил ливень. Паломники встретили его как Божью милость, знак очищения и благодати.


Карта сайта


Информационный сайт Webavtocat.ru